Шесть мифов, которые потрясли историю Ямала (неизвестная история)

Я уже давно убедился, что наши граждане не только великие футбольные специалисты и доктора, но и крупные историки. Вот только знания у них, мягко говоря, устаревшие, обрывочные и сумбурные. Но не только они плохо знают историю.

В последние годы пытливые исследователи установили, что даже официальная историческая наука полна мифов, домыслов и даже прямых фальсификаций. Это касается и прошлого Ямала. Многие версии, при ближайшем рассмотрении не выдерживают никакой критики.

Откуда и как появились мифы в науке. Зачем нужно было подтасовывать факты. Всё началось, как это обычно бывает с незнания, потом добавилось желание видеть историю в том свете, в каком хочется. Добавилась политика, засекречивание архивов и так далее. И вот уже кем-то высказанное мнение, прочно закрепилось в общественном сознании и стало истинной в последней инстанции. А уж потом переубедить человека, очень непростая задача. Мифы разрушать неблагодарная задача, поверьте.

В последние годы многие историки начали подвергать серьёзной критике устоявшиеся представления в истории. Их исследования проливают свет на многие скрытые факты и процессы, которые открывают историю с иной стороны.

Одним из таких учёных является кандидат исторических наук преподаватель кафедры Отечественной истории Тюменского государственного университета, Сергей Туров. Когда-то он мне дал эксклюзивное интервью.

Миф первый. Колонизация Сибири

В первую очередь разберёмся с определениями. Туров правильно заметил, слово «колонизация» почему-то несёт в себе негативный оттенок. Но давайте посмотрим как его трактует Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона – это

«массовая иммиграция из цивилизованного государства в некультурные страны».

Оставим на совести авторов замечание о «некультурных странах», потому что культура везде своя, причём, как доказывают археологи и этнографы, культура у них была самобытной и очень интересной. Позже трактовка изменилась. В Большой Советской Энциклопедии (БСЭ) написано: «процесс заселения и хозяйственного освоения пустующих окраинных земель своей страны». Тоже неправильное определение для Сибири, ведь здесь издревле жили люди, вели свое хозяйство.

Вот и первая проблема, с которой сталкиваются историки – найти слова, которые бы отражали истинную суть происходящих здесь событий. Тем более некоторые определения почему-то вызывают отрицательные эмоции.

Для примера ещё одно слово – «абориген», на самом деле это всего лишь – «коренные обитатели страны». Кстати согласно древнеримским преданиям, аборигенами называлось древнее племя, жившее в Италии.

Вторая проблема, о которой в последнее время начали говорить в полный голос, это фальсификация истории. Действительно, мы не знаем истинного положения дел в каком-нибудь «Юкосе», или настоящие причины начала Великой Отечественной войны, а что уж говорить о событиях, которые происходили несколько веков назад. Единственно, что утешает, так это что древнюю историю изучать безопасней, чем современную. Хотя некоторые факты тех эпох могут очень громко выстрелить в настоящем. Об этом речь пойдёт ниже.

На мой вопрос Сергей Викторович правильно заметил:

«главная причина создания всех мифов, это то, что велась целенаправленная работа в конце XIX начала XX веков, а потом подхваченная большевиками, по разрушению самосознания и традиционных мировоззрений. Всё это было направлено на разрушение Российской империи. Поэтому создавался миф, что Россия является «тюрьмой народов». А отсюда начинает выстраиваться целая система мифов. Русские угнетатели, русские паразиты и в итоге классовая война».

Здесь надо особо отметить, что фальсификация истории, подлог фактов начался задолго до большевиков. Но это тема для отдельной статьи.

Естественно возникает вопрос, а кому это было надо, и как удалось так ловко запудрить мозги последователям. Туров чётко обозначает этих людей — «политические ссыльные».

Действительно, они были грамотными людьми, недолюбливавшими царскую власть по различным причинам. В ссылке делать им было особо нечего, вот и писали кто во что горазд, подгоняя факты под собственное видение мира, то есть оценивая с собственных классовых позиций. Кстати, этим же грешил один провинциальный немецкий журналист, которого звали Карл Маркс. Результат его трудов мы наблюдаем до сих пор. кстати, одна из наиболее публикуемых книг до сих пор.

Туров привёл совсем новый яркий пример, что на Ямале история во многом состоит из мифов.

«Доходит даже до смешного. В Салехарде в прошлом году снесли здание Речного порта, на месте которого до революции стояла Васильевская церковь. Там археологи начали искать Обдорский острог, и к их удивлению его там не оказалось. Ну не было его там никогда. Надо было  почитать опубликованные источники, а там написано, что он был в устье реки Шайтанка. Но существует же миф, что Обдорский острог стоит там. Без проработки источников зачем махать лопатой? Мы ничего не знаем об Обдорске, даже год основания. А уж что говорить о тундре, четыре шага в тундру, и полная неизвестность. То есть толком это никогда не изучалось. Одни и те же мифы продуцировались, продуцировались превращаясь со временем в источники, на которые до сих пор ссылаются».

Миф второй. Ваули Пиеттомин – кто ты?

Мифы бывают разными, со временем они могут трансформироваться, так что их трактовка может быть совершенно диаметрально противоположной. Поэтому эта глава может кому-то показаться кощунственной, но как говориться против фактов не попрёшь.

Давайте вспомним как Пиеттомина подавали до революции – он бандит, уголовник, поднявший восстание в тундре, после подавления которого был сослан. При советской власти его деяния уже освещаются в другом свете. В БСЭ написано:

«Во главе вооружённой дружины вёл борьбу против местных князьков, богатых оленеводов, купцов и царских чиновников. В январе 1841 года с отрядом в 400 дружинников подступил к Обдорску. Обманным путём он и его ближайшие товарищи были захвачены в плен и сосланы на каторгу в Восточную Сибирь…».

Сергей Туров предлагает спокойно разобраться в этой истории, тем более она всё-таки сыграла большую роль в социальной жизни тундровиков.

«Он борец за народное счастье, то есть герой классовой войны. Против кого он воевал? Оказывается, воевал против обдорских купцов, негодяев-эксплуататоров, против администрации. Ведь он же понимал, что есть хорошие русские и плохие, эксплуататоры рабочего народа. Пытался даже солидизироваться с простым людом Обдорска. В общем, полная мешанина. Но настораживает, что в «Обдорских летописях», которые скоро опубликуются, написано, что он злоумышлял даже против святой церкви. При допросах они показали, что у них была одной из задач, уничтожить всех русских. И церкви разграбить и сжечь».

Туров специально обратил моё внимание, что невозможно разобраться в этом вопросе, если его рассматривать отдельно от процессов, которые протекали за пределами тундры. Оказывается, что всё было намного сложнее, чем об этом говорилось официальными историками.

«Если мы посмотрим, что творилось в это время в тундре, то увидим, что экологическая ситуация на Севере весьма ухудшается. Так ухудшается, что система традиционного хозяйства рушиться. Несколько лет продолжалась эпизоотия, сибирская язва прокатилась по всей стране. Идёт сильный падёж оленей, коров и так далее. Но этого мало. Ухудшается и погода, ранние заморозки, засуха, недороды, голод. На Севере особенно. МВД даже создает специальную комиссию, чтобы перераспределять продукты. Кроме этого, у ненцев начинается мощный демографический взрыв. Население увеличивается почти в два раза, за период с конца 20-х до середины 50-х годов».

Из-за голода, люди, особенно зыряне, начали искать «хлебные» места, поэтому пошли мощные миграционные процессы. К сожалению, до сих пор точно не установлено, что в это время происходило в тундре. Но, исходя из документов, Туров уверен, что там тоже не всё было спокойно. Почему-то часть ненцев решили откаслать подальше на Восток.

«Так что это не русофобия. Они Обдорск рассматривали, как пакгауз, где можно запастись едой. Никаких революционных настроений. Эти ребята, которых допрашивали, рассказывают, что они собирались вырезать всех русских, потом запастись жратвой и уйти на Енисей, к тунгусам, чтобы захватить их промыслы. Так что никакой классовой вражды. Просто нормальная стратегия нормального мужика, которому куда-то нужно сдернуть, а для этого запастись всем необходимым. В долг же не дадут, чтобы на Енисей поехать. И ещё одно подтверждение. В 80-е годы появляются слухи, что ненцы снова собираются прийти, вырезать всех русских, сжечь Обдорск, а потом идти долбить тунгусов на Енисее. Маршрут тот же».

Наверное кое-кому не понравиться такая интерпретация событий. Как известно мифы берутся от незнания, но очень живучи в народе. Поэтому необходимо дальнейшее исследование этой истории.

Миф третий. Грабительская торговля.

Долгое время в исторической литературе встречалось утверждение, что русские и зыряне в Сибири в основном занимались грабительской торговлей, захватывали лучшие места для охоты и рыболовства. Совращали аборигенов, спаивая их. Этот миф оказался очень живучим, и принёс с собой немало проблем.

На самом деле всё было не так просто. Во время моего интервью с Туровым, он просто не смог пройти мимо этих утверждений. Во время непредвзятого и внимательного изучения документов он заметил многочисленные нестыковки между официальной версией и истинным положением дел. Особенно его возмущало мнение, что русские и зыряне здесь вели паразитический образ жизни. (Исследования последних десятилетий показали, что это далеко не так. — прим. автора).

«В документах можно прочитать, что в посёлках Нори и Хэ в начале XX века сажали картофель, репу, редис, редьку, огурцы. Держали коров, овец, лошадей. Уже не будем говорить, что занимались рыбной ловлей и охотой. То есть зыряне здесь вели устойчивое традиционное хозяйство, которое вполне обеспечивало семьи. Кстати, лодки у ненцев появились лишь в конце XIX века, когда они стали заимствовать способы рыболовства у русских и зырян».

Историки до сих пор спорят, как и когда у ненцев и ханты появилось оленеводство. Но можно с полной уверенностью утверждать, что интенсивное, промышленное оленеводство было ими заимствовано у зырян. До этого кочевники держали оленей только для собственных нужд. А зыряне напротив, стали торговать олениной, впервые накормив Обдорск, и даже стали вывозить мясо в Европу. Кстати, загонную охоту на песцов ненцы тоже позаимствовали у зырян.

«В связи с предприимчивостью зырян снова возник миф, что они плохие, воруют оленей, вытаптывают ягельники. На самом деле все было не так. Ту надо посмотреть, чьи олени вытаптывали тундру. У зырян стада обычно не превышали нескольких сотен голов, а у ненцев поголовье доходило иногда до полутора тысяч. Такие сложности в отношениях между кочевниками, русским, с одной стороны и зырянами были вызваны элементарной конкуренцией, так как зыряне были более оборотистыми, поэтому на них и жаловались начальству, обвиняя во всех грехах. И этот миф живёт до сих пор».

Миф четвертый. Экология Севера.

Об экологии сейчас говорят где только можно. В связи с этим крепко держится миф об экологичности традиционного хозяйства на Ямале. Но так ли это на самом деле, ведь не бывает абсолютно безвредного хозяйства.

Сергей Викторович, опередил мой вопрос, что такое экология и что делать. На мой взгляз он чётко и без прикрас объяснил что это «В первую очередь — любое хозяйство направлено на уничтожение природы, что бы обеспечить человека, поэтому говорить об экологичности любого хозяйства не стоит«.

«Несколько веков кочевники убивали диких оленей, пока их поголовье не сократилось настолько, что пришлось переходить к домашнему оленеводству. Конечно, причин этому было несколько. Но как бы там ни было, в XVIII веке произошёл переход к крупностадному оленеводству. Это привело к появлению так называемой пятнистой тундры. Это печальное явление появляется после прохода тысячного стада оленей, которые перевёртывают пласты тундры, вытаптывают ягельник. А тундра восстанавливается несколько десятилетий. Так что это началось давно, не с вездеходов. Поэтому можно лишь говорить, что более вреднее».

Здесь уместно вспомнить, как кочевники ловили песцов. Они ставили капканы и уходили кочевать, поэтому капкан с добычей мог простоять не один месяц. За это время пойманные песцы умирали, а их тушки съедали хищники.

Кстати, мифы зарождались и в Самом Обдорске, ну а как же, там же жили люди, и каждый видел то, что хотел, обеливая себя и … ну в общем понятно. Сергей Вктрович привёл наглядный пример и на этот случай.

«Сейчас бытует мнение, что лес в окрестностях был вырублен русскими, когда они поставили здесь крепость, и позже, когда активно стало строиться село. До сих пор сохранились дома, срубленные из крупных брёвен. Это предположение зародилось в 1929 году XIX столетия, когда в низовьях Оби работала землеустроительная партия. Исходя из их отчётов можно сделать такой вывод».

Туров и здесь разрушает устоявшееся мнение. Он говорит, что стоит только почитать приходскую обдорскую летопись, как становиться понятным, что лес сплавлялся с верховьев Оби. К тому же крупный лес здесь никогда не рос. Это подтверждают исследования, проведенные лабораторией дендрохронологии Института экологии растений и животных УроРАН под руководством доктора лесотехнических наук  Степана Шиятова.

Миф пятый. Жизнь или смерть?

При советской власти исследователи закрепили в общественном сознании миф о том, что кочевники вымирали. Но так ли было на самом деле?

Исследуя документы Сергей Туров определил, что за всё время колонизации нет ни одного периода, чтобы инородческое население резко сократилось. Конечно, были эпидемии среди людей, эпизоотии, падёж оленей, который приводил к голоду и к смертям. Но никакого сравнения, например, с Америкой, где были выбиты многие племена. Здесь существовала система хлебозапасных магазинов, через которые оказывалась продовольственная помощь. Конечно, не всё было гладко, но ведь помощь же была.

Туров прав, когда утверждает:

«сегодня все эти народы существуют и развиваются. Здесь как сидели селькупы, ненцы, ханты, так и сидят. Их не стало меньше, наоборот, их стало больше. Конечно, относительно русского населения их мало. Но ведь это неправильная, смешная пропорция. Считается-то не так».

Миф шестой. Религия на Ямале.

Изучая аборигенное население края, в XX веке этнографы создали миф, что ненцы и ханты до сих пор язычники.

На самом деле и в этом утверждении не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Почему-то сложилось мнение, что они остались такими же как, какими были в XVII веке. Сергей Викторович во время интервью снова привёл наглядный пример.

«Взять хотя бы 90-е годы XIX века. В Обдорске стояла Васильевская миссионерская церковь. Во время богослужения ней собирались русские, зыряне. В это время во двор церкви въезжают ненцы, режут оленя и пьют кровь. На первый взгляд дико, ну, настоящие язычники. Но кому они приносят жертву? Русскому богу – Николаю Угоднику. Это уже другое состояние язычника».

Туров продолжает свою мысль, что если бы не было мощной струи христианизации, той кропотливой работы, которую провели первые миссионеры, то сегодня бы не было бы ненцев ни в парламенте, ни в школах, ни в вузах. Ничего бы за эти 70 лет не успели сделать. Ведь необходимо, чтобы сменилось несколько поколений. Так что при советской власти просто была продолжена работа, начатая задолго до них.

Многие священники были выходцами из инородческой среды. Другие просто не выдерживали суровых северных условий. Они активно переводили Божье слово – Новый завет, Библию, создавали учебники на родных языках. Их дети пошли ещё дальше. Например, отец Герасимов служил в Шаркалымских юртах (ХМАО), потом стал действительным членом-корреспондентом Русского географического общества. Занимался археологией, печатался в газетах Тюмени и Тобольска с научными статьями. А его отец был тундровым ненцем, его мальчишкой забрали в Обдорскую школу, потом он учился в семинарии в Тобольске, но вернулся в миссионерский стан. Но даже прирождённый тундровик не выдержал суровых условий жизни в миссионерском стане. Руководство вошло в его положение и отозвало в Тобольск, по дороге он умер.

Туров отметил, на рубеже веков происходило «становление христианского самосознания, что называется – народное православие».

Он вспомнил, что когда рабочие разбирали храм в поселке Хэ, то в стенах находили монетки. Он задаётся закономерным вопросом:

«Кто их туда положил? И кому они положили? Инородец жертву приносил Христу. Кстати, они не были фанатиками. Об этом говорит такой случай. В 1921-1922 годах было восстание, расстреляли пол Обдорска. Идет конфискация имущества. Являются самоеды из тундры, более 200 человек, и заявляют, что мы создаём здесь свою общину. Всего более двухсот подписей, тамги, крестики. А вот ещё случай. В 60-е годы XIX века первые миссионеры подгребли к Мангазее, а там часовня стоит – Василия Мангазейского. Мощей там давно нет. Их вывезли в Туруханск, во время ликвидации городка. Кстати, часть мощей не дотащили, потеряли по дороге. В часовне запас свечей. А в округе только ненцы».

Сохранились документы, в которых описываются рассказы кочевников, которые видели различные видения. Им являлась Бородица, другие видели Николая Угодника.

«Вся семья болеет, лежит, он выходит из чума, а там стоит старик весь в белом, с бородой. Русский старик. И говорит ему, что семья твоя будет здорова, но ты должен их окрестить в Обдорском храме. Он приходит и сам рассказывает в Обдорске, никто его за язык не тянет».

P.S.

Непредвзятое изучение прошлого невозможно. Всегда найдутся факторы, которые могут исказить истинное положение вещей. Но изучать её необходимо, хотя бы для того, что бы раздвинуть горизонты собственного сознания, не быть простым обывателем, верящим всему и вся.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Комменты по жизни, Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду, Ямальская мистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *