«Пятьсот весёлая» IV часть

«Красный Север» 28 декабря 1988 г. №№ 249 – 252 (12979 – 12982). С. 6

(Окончание)

Не всем им нашлось применение по специальности, многие так весь свой срок  и провели на «общих работах» — при тачках и лопатах… А ведь на воле много пользы они могли бы принести стране, да угораздило их то в плен попасть, то неосторожное слово вымолвить, а то и вовсе безо всякой даже малой вины очутиться в лагерях, потому что кто-то донос состряпал.

Примечательно то, что и за колючей проволокой эти политические узники очень хотели быть полезными Родине: что-то изобретали, что-то предлагали, что-то улучшали… А называли их «врагами народа».

Как относились они к постигшей их страшной беде? Одни наивно верили, что стали жертвой недоразумения, писали заявления, на которые неизменно поступал стандартный ответ: «Ваша просьба оставлена без последствий». Другие напряжённо размышляли, пытались разобраться в происшедшем с ними. Третьи теряли всякую веру в справедливость и озлоблялись.

Впрочем, о чём они думали наедине с собой, люди предпочитали помалкивать: в лагерях хватало наушников и доносчиков, могли и ещё один срок добавить. Да и над теми, кто уже прочно упрятан был в запретную зону, постоянно висела угроза усугубить свою горькую участь: время проведённое в лагере, отнюдь не завершилось днями, отмеренными приговором – можно было и не выйти по истечении «законного» (если только он был законным) срока.

Кадры заполярной дороги всё время пополнялись: шли этапы из тюрем, привозили заключённых и из других лагерей. Скажем, когда завершилось строительство дороги Улан-Удэ – Улан-Батор, её строители были перевезены к Надыму, прокладывали по реке автозимник, возводили насыпь.

А при разделении «пятьсот весёлой» на Обскую и Енисейскую стройки те, кто был назначен на Игарку, поехали в арестантских вагонах в сторону Котласа, потом по Транссибирской магистрали до Красноярска, а оттуда, пройдя кошмарную Красноярскую пересылку, по Енисею на баржах ещё 2000 километров вниз – к Ермакову, к Игарке… Недёшево обходились эти принудительные миграции, да ведь строили, как говорилось уже выше, по исполнительной смете!

И все эти средства, все эти труды, все эти усилия в конце концов пошли прахом: вскоре после смерти Сталина, в марте 1953 года, грянула амнистия – и опустели лагеря, и остановилась столь важная стройка. Об этой амнистии принято плохо говорить: дескать, выпустили тысячи уголовников, наводнивших города страны и вернувшихся к своим недобрым занятиям. Об этом есть и фильм: «Холодное лето пятьдесят третьего».

Да, спору нет: большинство подпавших под ту амнистию были уголовниками, политических она коснулась мало. Но и политических всё же тогда вышло достаточно, а с вышедших ранее была снята судимость. Как бы то ни было, но именно благодаря той амнистии автор этих строк и многие товарищи смогли вернуться к нормальной жизни, работать и учиться, где захотят, сняты были ограничения на проживание и на работу, нам выдали «чистые паспорта», где не было устрашающих статей, из-за которых тебя не пускали ни в одну гостиницу, не позволяли даже переночевать в крупном городе, не прописывали к семье; и ты, даже выйдя из заключения, обречён был жить в разлуке с родными.

А потом пошло – покатилось… После разоблачения Берии начался пересмотр состряпанных при Сталине,  невинно осуждённые вернулись к жизни, а пресловутая дорога за Полярным кругом стала «мёртвой дорогой».

Так её назвал Александр Побожий – инженер-проектировщик многих дорог, в своём очерке, опубликованном в середине 60-х годов в редактируем Твардовским «Новом мире»… Он сожалел, что эта дорога бесполезно увязла в болотах тундры, хотя и негодовал, вспоминая, кто и как её строил, сколько взяла они жизней безвинно пострадавших людей.

Под слегка изменёнными фамилиями вывел Побожий в своём очерке и руководителей этих строек – Барабанова, Артамонова, Самодурова. Последний как раз и возглавлял Обское строительство. Потом наступили времена застоя, и о мёртвой дороге перестали вспоминать…

Ямальские, надымские, уренгойские места стали кладовыми нефти и газа, открытыми уже после «мёртвой дороги». Появились многотонные самолёты, вывозившие грузы из Заполярья, сооружались нефте- и газопроводы, экономическая надобность в дороге почти сошла на нет.

Во второй половине 50-х годов мой друг, геофизик, проводивший в приобских краях разведку нефти и газа, показал мне сделанные им в экспедициях фото: полуразвалившиеся бараки, рухнувшие мостики, засасываемые тундрой рельсы. Он рассказал, что заходил в бараки, где тогда ещё сохранились на нарах таблички с именами заключённых, валялись чьи-то вещи, чьи-то бумаги, брошенные обитателями бараков: так торопились они выйти на волю. Уйти поскорее из постылой зоны. Их отъезд навстречу новой судьбе был похож на бегство от кошмара лагерных лет…

Да, в те времена нам так хотелось поскорее забыть поскорее этот кошмар, не думать о нём, отгородиться от него, как вернувшимся с войны на первых порах не хотелось возвращаться мыслями к пережитому. И их, и нас по-человечески можно понять: душа искала самозащиты… Но прошли годы, пора подводить итоги всему, что пришлось испытать, и всему народу, и каждому из нас. И вновь они встают перед нами, эти заполярные годы, эта «пятьсот весёлая»: лица друзей, многие из которых не дожили до нынешних дней, не узнали, что страной, потомками не забыты «их скорбный труд и дум высокое стремление».

С каждым днём всё меньше остаётся строителей «пятьсот весёлой». Уходят в топь насыпи и бараки, но не вправе уйти в забвение тысячи судеб человеческих…

Ещё в бескудниковском подмосковном лагере познакомился я с прекрасным мудрым человеком – инженером-геодезистом Иосифом Фёдоровичем Семёновым. Дали ему лет десять или восемь, точно уж не помню, по 58 статье, за «разговоры», что ли. Когда кликнули клич ехать на «пятьсот весёлую», он отправился туда. Через год мы снова с ним встретились, уже на трассе новостройки. «Знаете, — сказал он мне, — ведь только так и можно освоить Север: путём массового героизма, хотя, на нашу беду, и принудительного…».

Где вы теперь, друзья моей молодости, мои товарищи по беде, мои побратимы по лихой године? Сколько вас ещё осталось на земле? Откликнитесь!

Тютчев писал о «свершающих свой подвиг бесполезный»… Было ли это подвигом – в тех невыносимых условиях, с тяжким грузом на душе, что-то делать, как-то выжить, не запятнав своей совести?

Сегодня вас славят, вам отвешивают виноватый поклон, вас пытаются вызвать из тьмы забвения и отвержения…

Как-то лет двенадцать назад мои товарищи тех дней съехались на подмосковной даче, встретились, вспомнили былое, сфотографировались… Это фото передо мной: половины людей, изображённых на нём, у же нет на свете… Их памяти я посвящаю эти строки, пусть неполно и торопливо, но всё же пытающиеся что-то запечатлеть из истории «пятьсот весёлой» стройки и «мёртвой дороги».

 

Сентябрь 1988 года. Москва.

(Специально для «Красного Севера»).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике 501-я стройка, Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на ««Пятьсот весёлая» IV часть»

  1. Уведомление: «Пятьсот весёлая» III часть | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *