Полярная весна

Честно говоря, я вновь и вновь перечитываю рассказы Дмитрия Носилова, настолько они всегда полно раскрывают тему Заполярья. И его рассказ «Полярная весна«, настолько хорошо описывает Обское Заполярье весной, что и сейчас трудно найти такого писателя, кто бы сделал это лучше.

Потому я приведу ещё отрывок из его замечательной книги  «На Новой Земле: Очерки и наброски». Называется он «Полярная весна» и продолжает мою статью «Очерки Обдорского края«.

Как вспоминает Константин Дмитриевич Носилов, что он ещё долго бродил между окрестными болотами, кочками и озерками, наблюдая новую для себя жизнь, открывая новые грани. И в этот момент он представлял из себя странную фигуру, так он себе представлял, да и немудрено представить, что подумали ненцы, когда увидели его – в одной рубашке, с непокрытой головой, бродящим по сырой тундре. Недаром оленевод, когда проснулся и увидел эту странную картину, сразу приехал к нему на упряжке, чтобы убедиться, в здравом ли Носилов состоянии. И всё же ненец был весьма удивлён, когда Носилов не протянул ему руки, чтобы поздороваться, ибо был нагружен только что выглянувшими в это утро травами и цветами, которые он нёс для своей коллекции. Кстати, ненца этот факт тоже весьма удивил, ну зачем человеку собирать, да ещё в таком количестве растения?!

Когда они приехали к чуму, то чудеса этого раннего, чудесного весеннего утра не закончились.

В чуме Носилова встретила маленькая девочка. Остальные взрослые ещё спали, кроме пастуха, а малышка уже выспалась и играла с оленьей шкуркой, которая была для неё игрушкой. Она то садила его перед собой, то заставляла ходить по пушистой шкурке тут же спавшей и растянувшейся собачонке, которая от удовольствия даже приподняла свою заднюю лапку, но всё равно продолжала спать. Константин Дмитриевич с восхищением наблюдал за ней, любуясь, смотря как она движется, играя с незамысловатыми куклами. Но вот она наконец-то обратила на него внимание и тогда он бросил ей синенькую незабудку. В ответ она мило улыбнулась гостю. Тогда Носилов бросил ей бледно-зелёный альпийский мак, его она грациозно схватила на лету своей маленькой ручкой. Он стал играя бросать ей мох, зелень и другие тундровые цветочки. Она залилась тихим детским смехом, и между ними, в тишине спящего чума, как вспоминал Носилов, начали завязываться «те невидимые, детские отношения, которые, как бальзам, льются на душу«. И вскоре девочка вся утопала в цветах и в нежной зелени её родной тундры, как словно маленькая … черноглазая русалочка. И как он потом с умилением вспоминал:

«Во всей этой картине, рамке, которая её теперь окружает – с её любимым белым псом, … с висячими золотыми лучами солнца – было, помню, столько прелести в это памятное утро тундры, что, мне, кажется, его не забыть никогда. И чум, и тундра, и море, и его лёд, и птицы, и голоса их в тихом воздухе, и бледно-зелёный небосклон, и тихая поверхность вод с зелёными кочками, и лебеди, … и белые совы, сидящие на льду кругом полыней моря, и эта девочка с чёрными глазами и белым развалившемся псом – всё это, кажется, уже никогда не выйдет из моей памяти и ровно ничего не омрачится.

Именно не омрачится, потому что это были минуты истинного счастья человека, которое никогда ничем не омрачается и которое словно нарочно порой посылает судьба человеку, чтобы сказать, как хороша природа, от которой он вечно почему-то отворачивается».[4]

А я вслед за Константином Дмитриевичем могу посоветовать от всей души слова Носилова:

«Идите, идите, читатель, к этой природе ранним утром, идите, идите, читатель, к ней ранней и поздней весной и летом. Идите к ней так, как ходит дитя, отдаваясь безотчётно первой тропинке, и вы узнаете, переживёте те милые отщущения, те милые, славные, правдивые чувства, которые ещё не заглохли в нас, которые ещё живы в нашей крови, унаследованной от наших дальних неизвестных родичей, которые были счастливыми дикарями, как вот эти самоеды с их свободой, нетребовательностью и природой».[5]

[1] Носилов К.Д. На Новой Земле: Очерки и наброски // Полярная весна. – С. 308.

[2]  Носилов К.Д. На Новой Земле: Очерки и наброски // Полярная весна. – С. 308.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике История Православия на Ямале, Статьи по истории, Ямальская мистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Полярная весна»

  1. Просто Царь говорит:

    Раннеее утро на Оби, да ещё когда сети, ружьишка…. мммм…. как это было в дестве хорошо! Сейчас многим не понять…

  2. Уведомление: Масленица в Обдорске | Ночной Директор

  3. Уведомление: «Неизвестный Ямал – 2017»: по следам Константина Носилова | Уральский меридиан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *