Первые насЕльники Сибири. I часть

Как ни крути, а живём мы в мире шаблонов и стереотипов, следуем и потакаем своим привычкам. Вот и сейчас, когда вы прочитали название статьи, то явно в первую очередь увидели слово «насИльники», хотя написано «насЕльники», то есть жители, населяющие.

Кстати говоря, есть ещё одно старинное слово, также вызывающее сначала неправильное прочтение «пИтухи», то есть те, кто пьёт. Всё-таки русский язык за XX век сильно изменился. Но сейчас я не об этом. А хочу рассказать немного о людях, которые стали заселять Сибирь после похода Ермака, то есть в конце XVI начале XVII столетия. Здесь тоже есть много своеобразных стереотипов.

Дело в том, что сейчас в голове у обывателя сложилась весьма плоская картина – они все были какими-то героями, ну прямо рыцарями без страха и упрёка. Конечно, этот образ первых русских насельников сложился под влиянием писателей, публицистов, сценаристов, киношников и журналистов. И поэтому перед глазами сразу же встаёт картина, эдакие здоровые, бородатые и мускулистые мужики плывут себе не торопясь по реке на своих кочах, или пробираются сквозь тайгу на своих двоих к каким-то своим неведомым целям. Так и хочется их спросить: «эй, брутальники, куда попёрлись, чего дома не сиделось?!».

Мой преподаватель в Уральском государственном университете, А.Т. Шашков как-то метко их назвал – сибирские терминаторы.

А ведь действительно, народ там подбирался крепкий. И могли они в этой жизни всё сделать, и дом срубить, и коч построить, и поле засеять, и от врагов оборониться. Да и по-другому выжить в то неспокойное средневековое время было просто невозможно. Но современные писатели вольно или невольно начали их идеализировать.

Впрочем, есть и другое, диаметрально противоположное мнение. Иногда можно прочитать такие высказывания, что все эти люди были разбойниками, захватчиками ну и так далее по тексту. В общем, на эпитеты не стесняются.

Но как было на самом деле в жизни? Ведь на самом деле жизнь оказывалась гораздо проще, но интереснее и страшнее.

Хочу сразу заметить, когда утверждают – «русские начали осваивать Сибирь», не совсем верно, потому что вслед за казаками сюда потянулись люди различных национальностей. Кстати, среди казаков тоже было немало нерусских. И это ещё один стереотип, который сломать просто невозможно. Могу ещё добавить, что слово «первопроходцы», тоже мало подходит к реалиям, ведь на этих землях уже давным-давно жили люди. Всё же, на мой взгляд, в этом случае будет вернее сказать – подданные Российской короны.

Именно первым насельникам Сибири, подданным Российской короны, пришлось взвалить на свои плечи все тяготы по присоединению к российской короне Сибири и освоению новых земель.

Как обычно, истина лежит где-то посередине, не будем забывать, что все мы люди, и ничто человеческое никому из нас не чуждо. К тому же учтём, дело происходило несколько веков назад, а нравы тогда были проще и грубее. То, что для людей тех времён было нормой жизни, для ныне живущих, вызывало бы ужас, негодование и прочие бурные негативные эмоции. Ведь тогда отрубить голову преступнику, вздёрнуть на дыбу подозреваемого было делом обыкновенным. Наверное, поэтому, ту жизнь стараются вольно или невольно приукрасить, смягчить краски. В общем, никакого флёра над ними не было, как это любят описывать современные писатели и сценаристы. А уж откуда взялся этот глупый стереотип, что все они были какими-то героями без страха и упрёка, лично для меня непонятно.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько документов, которые пролью свет на этот щекотливый вопрос.

Есть весьма солидный труд, написанный Петром Буцинским, который так и называется «Заселение Сибири и быт её первых насельников».

Я сейчас напомню, переселение с Руси в Сибирь началось ещё при Иоанне IV. Сейчас этот первый русский царь известен как Иван Грозный. Так вот, сразу же после похода Ермака в Сибирь туда потянулись люди. Впрочем, переселенцев было ещё очень мало, как бы ни пытались втюхать сейчас некие исследователи.

Задумаемся о причинах. Конечно, в первую очередь, многих заставила нужда. Дело в том, что в это время на Руси было так называемое смутное время. Напомню, после смерти Иоанна IV, а потом Бориса Годунова, при активнейшем содействии Польши на московский престол уселся Лжедмитрий I. В стране начался раскол. Не успели его свергнуть, как тут же появился второй самозваный претендент, Лжедмитрий II. По большому счёту, в тот момент в стране царила анархия. И этим пользовались все, у кого были власть и сила. Особенно бесчинствовали поляки. И вот от этого беспредела и бардака некоторые жители центральных районов Руси решили уйти куда-нибудь подальше. И вот эти-то отчаянные и отчаявшиеся, кто не взялся за кистень и не вышел на большую дорогу, отправились в неведомые земли искать лучшей доли. К тому же слухов о Сибирских богатствах ходило немало. Впрочем, были и другие причины.

Давайте обратимся к замечательному труду Петра Буцинского «Заселение Сибири и быт её первых насельников»:

«…заселение Сибири практически ничем не отличалось от заселения других окраин Русского государства. Люди попадали двумя способами, или по своей воле, или служивые, которых посылало правительство».[1]

Если с первыми всё более-менее ясно – обычно это были купцы, промышленные люди, авантюристы или просто беглецы, одним словом, из дома они уезжали по собственной воле. А вот государевым людям приходилось гораздо сложнее, ведь их желания никто не спрашивал. И приходилось им бросать семьи, весь налаженный быт и отправляться в долгий и опасный путь.

Но в Сибири требовалось всё больше и больше народа и в кремлёвских палатах отлично осознавали, что такой огромный край усилиями одиночек не освоить и не подчинить. Ибо обстановка там оставалось сложной и даже взрывоопасной, местные народы не очень охотно признавали новую власть.

Как это нередко бывало в истории Российской короны, все грандиозные замыслы правительства, гражданам приходилось осуществлять в добровольно-принудительном порядке.

Одним словом, караваны становились всё больше и отправлялись всё чаще.

Обычно будущих новых насельников набирали таким образом. Воеводы и головы, назначенные на службу в Сибирь, сами или через правительственных агентов набирали себе войско, отчасти из служилого класса, а также из разных вольных «охочих людей». Их иногда сопровождали посадские люди и крестьяне, даже бывали ссыльные. В общем, как бы сейчас сказали, самые широкие слои населения.

Пётр Буцинский в своём труда описывает подробности.

Обычно подобный набор переселенцев совершался так, сначала находили сотника, тот в свою очередь набирал десятников, а уж те нанимали рядовых казаков или стрельцов. Все давали подписку, что будут служить у сотника в таком-то городе, и «служити, а не воровати, корчмы и блядни не держати, и зернью не играти, и не красти, и не бежати».[2] То есть не играть в карты и другие азартные игры, не красть и не бежать и блудом не заниматься, а для Сибири в дальнейшем это была острая проблема. Если же кто-то из них всё же бежал по дорогу в Сибирь, то наказывали остальных.

Нередко правительство переводило просто по государеву указу, в таком случае они никаких бумаг не подписывали, но по прибытии на место должны были присягнуть в том, что «пришли своими головами полное число»[3] и никто из родственников или «наймитов» их не заменил.[4] Так что правительство строго следило за будущими сибиряками и всякое самовольство старалось пресекать на корню.

В царских палатах им выдавали проездные документы, из казны выделяли деньги «на подъём», то есть для обустройства на новом месте. (Вот откуда пошло современное слово – подъёмные, выдаваемые молодым специалистам). Например, десятник получал 2 рубля 25 копеек, рядовые женатые по 2 рубля, а холостые по 1,5 рубля. Но всё равно желающих было мало. А вот дальше государство самоустранялось, поэтому все дорожные расходы ложились на плечи воевод и крестьян, через земли которых проходил этот караван.

И вот именно здесь начинались проблемы, о которых иные историки скромно умалчивают. Дело в том, что путь переселенцев был неблизкий, они никуда не спешили, а ведь действительно, куда им было торопиться – Сибирь от них никуда не сбежит. А вот крестьяне, через деревни которых проходила дорога в Сибирь, напротив, старались спровадить их можно быстрее, уж слишком много хлопот было с ними. В первую очередь они должны были снабжать царёвых людей подводами, лошадьми, продуктами. Естественно никакой компенсации никто не получал.

Подготовка к встрече беспокойного каравана начиналась за несколько недель до приезда обоза. Крестьяне готовили телеги, продукты, собирали деньги. Даже если переселенцы позволяли себе немного пограбить жителей, то привыкший ко всему крестьянин считал, что ещё легко отделался, «жив остался и ладно». Потому что в большинстве случаев служивые люди этим не ограничивались.

Дошедшие до наших времён грамоты описывают беззакония, творившиеся во время проезда таких караванов будущих насельников Сибири. Вот какой красноречивый документ нашёл Пётр Буцинский в одном из архивов:

«В 1593 году сын боярский с атаманом и казаками, едучи в Сибирь, воровали. В вотчине боярина Бориса Годунова крестьян били и грабили, жен крестьянских срамотили, убили из пищали крестьянина, а у многих крестьян коров, свиней побили и платье пограбили. И другие боярские дети с атаманом и казаками, отпущенными из Москвы, по дороге многих людей били и грабили и ямщикам за подводы прогонов не давали».[5]

И обратим внимание, эти безобразия творились на землях Бориса Годунова, который был очень близок к царской семье, занимал видные государственные посты, а впоследствии сам стал царём. Так что уж говорить о других поместьях, городах и сёлах. Ведь часто переселенцы шли по Руси, как по вражеской территории, разоряя на своём пути целые уезды. Недаром Буцинский написал, что для многих жителей эти обозы с несчастными были сравнимы с татарскими набегами, память о которых была ещё свежа в народной памяти. Исследователь нашёл много подобных свидетельств, одно из них меня особенно сразило.

Вот вкратце как было дело. В 1635 году, из Холмогор в Тюмень переводили пятьсот стрельцов. Документы свидетельствовали, что весь их путь сопровождался страшным разбоем. Одна из челобитных несчастных крестьян доносила в Москву:

«Мы, государь, собрав все подводы сполна — всего 950 подвод, ждали их с конями более недели. А как они прибыли, то начали старосту Ваську, посадских целовальников и волостных крестьян и земского дьячка во дворе бить и увечить на смерть, и вымучили у нас денег 220 рублей».[6]

Наверное, местные жители считали их хуже захватчиков, к тому же сопротивляться против государевых людей было себе дороже. И им оставалось лишь одно – жаловаться царю. Челобитчики добавляют, что переведенцы не спешили отправляться дальше, а прожили у них более недели, всё это время били людей, грабили и разоряли дома, к тому же забрали ещё много телег.

Отчаявшись, староста, земской дьячок, волостные целовальники нашли было убежище в избе воеводы Головачёва, но, как далее пишут страдальцы, им это мало помогло:

«Те же стрельцы со своими начальниками проникли туда и с пищалями, саблями, шпагами и опять их били, а воеводу ругали всякими матерными словесами».[7]

Если такие бесчинства творились в городе, где был воевода со своими людьми, то легко себе представить, что творилось в деревнях, где никакой защиты против этой разбойничьей орды и в помине не было. Вообще, читая челобитные испуганных жителей, даже и не верится, что такое может быть, ведь все были гражданами одной страны, соотечественниками, одной веры, но документы вещь упрямая и безжалостная.

Тот же злополучный отряд стрельцов, когда отправился дальше, то продолжил опустошать деревни, которым не повезло оказаться у них на пути. Они не только забирали коров, овец, свиней и другую домашнюю скотину, но ломали житницы, выгребали всё зерно. Доставалось и крестьянам и проводникам – их жестоко били и мучили. Это привело к тому, что волости Усольского уезда опустели, а крестьяне оказались разорены.

Сейчас неведомо, верил ли царь сетованиям своих подданных, но когда жалобы челобитчиков всё же достигали кремлёвских палат, то оттуда обычно следовал грозный указ воеводе того сибирского города, куда переводились служивые люди, приблизительно такого содержания:

«Сыскать накрепко и виновных бить батогами, сажать в тюрьму, животы их ограбить, а пущего вора повесить».[8]

Провинившиеся, разумеется, пытались оправдываться. Один из военачальников этого печально знаменитого отряда стрельцов отписал в Москву, что взяли они с крестьян более трёхсот рублей. И в другом уезде они собирали деньги, но сколько, уже не помнит, а потом обеливает себя в глазах государя, обвиняя во всех грехах своих подчинённых:

«А когда я начал унимать их от воровства, то стрельцы, скопясь с товарищи, учали меня лаять матом, всякою непотребною лаею и хотели убить до смерти. А потом они поехали вперед и по деревням воровали, крестьян били и грабили».[9]

Несмотря на гневные царские указы о наказании виновных, исполнять их никто не торопился. Ведь в то время разбойничали почти все, у кого была сила и власть, тогда это было в порядке вещей, просто кто больше, а кто меньше позволял себе издеваться над беззащитными. К тому же, в этом случае, воеводе надо было наказывать практически всех, на что у него не хватило бы, ни сил, ни желания. Проще всего было просто отписать в Москву, как это обычно и делалось, что «в тюрьму виновных по сыску сажал и из тюрьмы выняв кнутом бил».[10]

Вообще-то, простых переселенцев можно понять, они отправлялись в Сибирь как в последний путь, и мало кому хотелось бросать налаженную жизнь, к тому же доподлинно никто не знал, что там их ждёт, а жуткие мифы о жизни в Сибири только усугубляли положение. Вот и отправлялись будущие насельники как на смерть. В общем, их будущее было смутным.

Здесь было проще воеводам, отслужив положенные два года, сколотив в Сибири приличный капителец, они благополучно возвращались домой. Кстати говоря, после этого они не имели права несколько лет занимать государственные должности, так что сибирским воеводам приходилось крутиться, чтобы обеспечить своё будущее существование. Можно смело утверждать, что российские традиции взяточничества, воровства, мздоимства начались с этих времён и стали, таким образом, российской традицией, как это

А вот соратникам воевод и прочих начальников, было сложнее. Чаще всего им приходилось оставаться в Сибири и продолжать осваивать всё новые и новые территории. Но большая часть, конечно, всё же оседала в новых городах и селениях, ведь человек ко всему привыкает. И едва только эти новые жители ставили свои дворы, начинали обживаться, как тут же начинали бить челом государю, чтобы из Руси к ним отправили их семейства. А боярские дети, духовные лица, подьячие даже выписывали к себе своих крепостных. Таким образом, уже на второй год существования поселения, русских жителей становилось всё больше и больше, и Сибирь для их детей уже становилась родиной.

Здесь я пока оставлю труд Петра Буцинского, к тому же об истории Сибири Пётр Никитич написал несколько трудов. Например, «Крещение остяков и вогулов при Петре Великом» и «К истории Сибири». К сожалению, из-за слабого здоровья профессора и сложностей с поездками в Москву из Харькова, он был вынужден прервать свои архивные исследования.

 Продолжение следует


[1] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 183.

[2] Цит. по: Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 188.

[3] Цит. по: Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 188.

[4] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 188.

[5] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 189.

[6] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 190.

[7] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 190.

[8] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 191.

[9] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 191.

[10] Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт ее первых насельников. – С. 192.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике История Православия на Ямале, Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Первые насЕльники Сибири. I часть»

  1. Уведомление: Первые насельники Сибири. II часть | Ночной Директор

  2. Просто Царь говорит:

    Интересно, а подробности про побег Троцкогоо есть?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *