Открытие навигации

В эти майские дни всегда так хочется, чтоб побыстрее наступило долгожданное лето. Ведь после зимних, бесконечных, тусклых месяцев больше всего хочется тепла и ярких картинок. Всё-таки снег и затяжные сумерки, плавно переходящие в ночную мглу довольно сильно бьют по нервам, наводя тоску и уныние.

Но все, кто хоть пару лет прожил на Ямале, отлично знают, лето по-настоящему наступает только после ледохода. Вот и ждём его, некоторые даже ставки делают на число, когда же случится это природное явление. Так что уж говорить о людях, живших за многие десятилетия от нас. Вот привожу свидетельства одного из очевидцев, которому довелось прожить в Обдорске несколько лет, правда, не по своей воле. Сейчас я речь веду о Викторе Викторовиче Бертенёве, который отбывал здесь ссылку с 1891 по 1895 годы. Он своими глазами видел этот импровизированный, яркий, запоминающийся праздник и красочно описал его в своей книге «На крайнем Северо-Западе Сибири». 

Вот только тогда была одна особенность, первые пароходы в начале 90-х годов XIX века приходили лишь в самом конце августа, а последний уходил не позднее 7 сентября, так что ходили они здесь весьма недолго. Дело в том, что на этих пароходах вывозили выловленную за лето рыбу. И в те времена вполне хватало пять – шесть колёсников, чтобы увезти весь улов обдорских рыбаков.

Полторы тысячи вёрст от Тобольска до Обдорска колёсные суда доходили за три – четыре дня, зато обратно, против течения, да ещё с нагруженными баржами, они шли около трёх недель.

Виктор Викторович вспоминал, с каким жгучим нетерпением ждали этих неторопливых колёсников жители дореволюционного Обдорска, ведь прибытие парохода для них было настоящим событием. Нам сейчас даже это трудно представить. Хотя я помню, как ждали открытие навигации в 80-х годах XX века, когда я с родителями ещё жил в посёлке Яр-Сале. Все друг друга спрашивали, а где сейчас проходит лёд, пытались вычислить скорость ледохода. И вот река полностью освобождается от надоевшего льда и тут снова начинается нетерпеливое ожидание, ну когда же придёт первое судно. Обычно оно тянуло за собой баржу с продуктами.

Кстати, в народе этот первый катер, тянущий баржу, получил меткое  название «пьяная баржа«, ибо с продуктами в посёлок завозилось самое необходимое — водка. А к тому времени уже невольно наступал сухой закон, зима длинная, делать особо нечего… ну в общем, всё понятно.

Но вернёмся к воспоминаниям Виктора Бартенёва.

«Приход пароходов ожидается с нетерпением. На яру толпится публика, многие с биноклями: все напряжённо смотрят на светлую полосу Оби, не покажется ли дымок из трубы. В это время обдоряне напоминают каких-то Робинзонов, ожидающих на своём острове, не покажется ли европейское судно». 

Кстати, я здесь хочу дать небольшое уточнение тем, кто мало знаком с особенностями жизни Обдорска, ныне Салехард. С тех незабвенных пор город, по большому счёту, так и остался островом. Вот когда достроят дорогу до Надыма, тогда он соединится со страной, а сейчас постоянно связывают только два пути – воздушный и железнодорожный, и то, станция стоит на другом берегу Оби, в городе Лабытнанги.  И вот когда наступает время осенне-весенней распутицы, через Обь в Лабытнанги можно перебраться только вертолётом.

Ну а сейчас давайте снова полистаем книгу Виктора Викторовича Бартенёва «На крайнем Северо-Западе Сибири. Очерки Обдорского края».

Хочу сказать, что для жителей Обдорска XIX века прибытие первого парохода составляло целое событие. Ещё до его появления, нетерпеливые обдоряне на каланче вывешивали флаг. Особенно эффектно смотрелось, когда пароход подходил в тёмную осеннюю ночь. Ещё издали были видны снопы искр, вылетающих из трубы, гулко раздавался по тихой воде шум колёс. Весь яр был буквально усыпан народом: тут виднелась и ряса священника-миссионера, и мундир заседателя, а ещё малицы, малицы без счёта. Вся эта толпа забытых обитателей тундры напряжённо ждала.

Вот что пишет Бартенёв:

«Вот раздаётся свисток… Читатель, не бывавший на Крайнем Севере, никогда не представит себе того впечатления, которое производит свисток парохода под северным Полярным кругом!.. На минуту забывается тоска и чувство одиночества и заброшенности. Пароходный свисток кажется каким-то голосом из родной стороны, где жизнь бьет ключом среди всяких благ цивилизации. И хотя в глубине души понимаем, что и «там», в родной стороне, жизнь в сущности так же бесцветна, пошла и бесцельна как и здесь. Но хоть на минуту чувствуешь какую-то иллюзию, какие-то надежды».

Честно говоря, когда я перечитываю эти страницы, у меня прямо перед глазами всплывают воспоминания из детства, когда первый катер типа «ярославец» подходил к причалу в Яр-Сале, тянущий баржу. Вторым рейсом обычно привозили газовые баллоны, но это отдельная история из жизни ЯНАО. А ещё ярче вспоминаются картинки, когда весной в Салехарде швартовался большой пассажирский теплоход типа «Родина». Всё очень похоже как в воспоминаниях Виктора Бартенёва, так же как только крепились швартовы, и опускался трап, на борт возбуждённой гурьбой валил народ. Кто-то радостно встречал родственников и знакомых, другие просто толпились на причале.

Вот только при мне, в отличие от обдорян никто не спешил покупать дефицитные овощи, потому что их на борту не продавали. А вот жители тогдашнего Обдорска спешили затовариваться этими редкими для здешних мест дарами природы. Они закупали огурцы, капусту и репу. На борту иногда даже продавались яблоки и арбузы, привезённые из степных краёв. Иные просто толклись на палубе и дивились на давно не виданные предметы, которые были как бы весточкой из далёкой цивилизации, они напоминали, что где-то есть иная жизнь, совсем непохожая на обдорское тусклое прозябание. Особенно интересовала невзыскательных, но любопытных обдорян пароходная машина. Это чудо техники давало пищу для ума и разговоров на многие дни и недели.

А вот ещё одна картинка из жизни прибытия первого парохода и за десятилетия не изменилась. Дело в том, что те, к кому никто не приехал, никто не передал посылочку с большой земли, а покупать им было решительно нечего и незачем, оставалось лишь одно – идти в корабельный буфет пить пиво, которого в местном кабаке днём с огнём было не сыскать. И когда они, спотыкаясь, ковыляя и выписывая зигзаги неверными ногами по пыльной улице, но всё же упрямо брели домой, то для всякого встречного, кому не посчастливилось в этот момент оказаться на берегу, а тем более на борту колёсника – это явление и запах редкого напитка являлись вернейшей приметой, что пришёл долгожданный «туд-хап», то есть «огненная лодка», как говорили местные инородцы.

На следующий день пароход уже уходил вниз по Оби забирать баржи с рыбой крупных рыбопромышленников, через несколько дней, возвращаясь назад, речники забирали рыбу в Обдорске, и уже после этого они уходили в Тобольск. Приходили ещё пароходы. За эти несколько дней, что эти «туд-хапы» сновали туда-сюда, люди начинали привыкать к мысли, что это никакое не чудо, чтобы из-за него бежать на берег, бросая свои дела.

Кстати, хочу напомнить, что в конце XIX века климат был гораздо холоднее, чем сейчас. И даже в 80-х годах XX столетия весна всегда была долгой и затяжной. Так что Бартенёв весьма метко подметил, что «заполярная весна заставляла себя ждать, не торопясь со своим приходом. Казалось, даже она боится вступить в схватку с сибирской весной».

Дальше он описывает картину ямальской, так называемой, весны, вернее, весенних месяцев, не будем забывать, что он всю свою сознательную жизнь до этого прожил на благодатном юге и здешний климат был для него был настоящим испытанием, к тому же здоровьишко у него пошаливало.

«Зима страшно надоедает, тем более что в это время всего чаще бывают бураны и реже северные сияния – это краса нашего Крайнего Севера. Понемногу прибывает день…

Но, не радует сердца обдорская весна. Воздух не напол­няется ароматами распускающихся почек… птички не оглашают своим весёлым щебетаньем унылой грязно-бурой тундры и бледного полярного неба; только одни петушки гнусливо курлыкают по буграм. Весна в Обдорске, если можно так выразиться исключительно метеорологическая: изменяется температура, тает снег, прибывает день. Но для души, для самочувствия живого человека, всю долгую зиму мазавшего свой нос гусиным жиром, от отмораживания, — это слишком мало».

Так же как и сейчас салехардцы, обдоряне с нетерпением ждали, когда же вскроются реки, ведь начиная с апреля и до начала июня село оказывалось отрезанным от всего мира, и не получало почту. Видимо, для Бартенёва это тоже было немалым испытанием, ведь всегда так хочется получить весточку от родных и знакомых, тем более здесь, в маленьком заполярном поселении, где в то время жило-то всего несколько сотен человек.

Поэтому понятно, с каким нетерпением все ждали наступления навигации, около беседки выстроенной Щетинским, кстати, тоже ссыльным, она стояла около миссионерской церкви, постоянно толпился народ с биноклями и подзорными трубами. Все до рези в глазах высматривали, не плывёт ли каюк с почтой или паузок тобольского промышленника, поспешающего на рыбный промысел.

В районе Обдорска лёд проходил в конце мая, иногда в начале июня, сопровождаясь сильными ветрами. И вот когда шум и грохот ледохода скатывался вниз по Оби, село тут же оживало, тем паче, ночи становились всё короче, и после ледохода погода за стенами домов становилась теплее, а ветра стихали. У жителей начинались трудовые будни – подготовка к лову рыбы, тягомотная зима заканчивалась.

Эти месяцы кормили обдорян потом весь год, к тому, же после вынужденного весеннего тягомотного безделья – любая работа радовала людей. Так что они искренне радовались наступившей навигации.

 

(продолжение следует)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Открытие навигации»

  1. Просто Царь говорит:

    Эх, скорее бы весна!!!А то эти ветра и холода уже достали… тяжёлая зима выдалась нынче в этом году… хотя… вспоминаю 80-е годы, там было ваще жесьть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *