Основание Обдорска — результат мировых событий

Всё в этом мире предопределено. Казалось бы, разные люди, различные события, которые абсолютно не зависимы и происходят далеко друг от друга, их последствия, на первый взгляд ничем не связанные между собой, на самом деле приводят к неким закономерным результатам. И если смотреть на историю не как на определённый набор фактов и людских судеб, как это любят делать в учебник и пособиях по истории, а на целостную картину, то открываются удивительные параллели, взаимосвязи. 

Для чего был основан Обдорск в конце XVI века? Зачем здесь, в заполярном крае казаки стали возводить ясачное зимовье, как тогда назывались подобные поселения русских?

Ведь добираться до него крайне неудобно, летом только по Оби, зимой по лесам и льду. Вокруг остяки и самоеды, весьма настороженно принимавших пришлых, и дело даже доходило до вооруженных стычек. Как ни странно, но этот вопрос практически не освещался. Читая популярную литературу можно сделать вывод – захотели и приехали. В то время много строилось городков, ведь бескрайние сибирские просторы надо было осваивать. Тактика «огнём и мечом» себя не оправдала, да и ее особо здесь не применяли. А вот планомерное освоение приносило успех. Эти редкие городки становились административными центрами, вокруг которых происходило государственное строительство во вновь приобретённых землях. Рассказывая об истории Сибири, необходимо вспомнить, что большая часть этих земель уже когда-то принадлежала Московскому государству. Но в результате междоусобиц государство было поставлено на грань уничтожения, поэтому властителям было не до сибирских земель, тем более они им принадлежали весьма условно.

С 1514 года наименование Кондинской и Обдорской волостей вошли в титул Великого московского  князя:

«Царь и государь вся Руси и великий князь … Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, … и Удорский, и Обдорский, и Кондинский и иных».

Редкие сборы ясака (налог пушниной с аборигенов) и внесение в титул московских царей этих титулов ни о чём не говорило. Уж скорее новгородские купцы играли здесь значительную роль. Но после кровавых реформ Иоанна IV, так называемого Грозного, роль Новгорода на политической и экономической сценах Российского государства пошла на убыль. Татаро-монгольское нашествие тоже сделало своё дело. Хотя её негативные последствия некоторыми современными историками подвергаются критике.

Взгляд в далёкое прошлое 

Серьёзное «собирание земель» началось ещё с царствования Иоанна III. Необходимо учесть, что к концу XV века здесь уже укрепилось Сибирское ханство, один из улусов распадающейся Золотой Орды. В 1483 г. Иоанн III снарядил отряд ратных людей для покорения Сибири.

Этот поход для москвитян закончился полной неудачей.

В 1499 г. отряд в четыре тысячи человека под предводительством Василия Гаврилова и князей Семёна Курбского и Петра Ушатого вновь отправился к Уральским горам. После этого военного похода многочисленные побеждённые князья явились в Москву, где были обложены ясаком. В кремлёвских палатах тут же самонадеянно посчитали, что окончательно покорили Сибирь.

Кстати говоря, личность и дела Иоанна III (1440 – 1505 гг.)  до сих пор по достоинству не оценены. Одни историки его подвергают полной критике, другие им восхищаются. Знаменитый русский историк Н.М. Карамзин в своей «Истории Государства Российского» приводит слова родственника Ивана Стефана Молдавского:

«Сват мой, есть странный человек: сидит дома веселится, спит спокойно и торжествует над врагами. Я всегда на коне и в поле, а не умею защищать земли своей».

Другой русский историк С.Ф. Платонов добавил к портрету этого князя:

«Выросший в тяжелое время междоусобий и смут, Иван рано приобрел житейский опыт и привычку к делам. Одаренный большим умом и сильной волей, он блестяще повел свои дела».

К сожалению, имя и дела Иоанна III не так хорошо известны как имя его внука Иоанна IV, через несколько веков названным — Грозным и реформы Петра Алексеевича I. Но именно в эту пору Русское государство стало складываться в том виде, в каком оно дошло до нашего времени. Дальнейшая политика Русского государства напрямую зависела от Иоанна IV. Наследство ему досталось тяжёлое. Постоянные войны на южных и западных рубежах страны, введение в стране опричнины, в результате которой страна была разделена на два лагеря, разорённые города, и, в конце концов, скверный характер государя, дало свои результаты, до сибирских дел руки так и не дошли.

Можно сказать даже больше – были предложения некоторых бояр, посадить на этих землях своего представителя, чтобы он занимался всеми внутренними делами Сибири.

Но Иоанн IV был грамотным политиком и мудрым царедворцем, несмотря на все его недостатки, он понимал, что в итоге этот человек захочет отсоединиться от метрополии. И будущее подтвердило его прозорливость. А ещё его тревожил загадочный восточный сосед – Китай, о котором, кроме легенд и слухов ничего не было известно. Вот что пишет Н.М. Карамзин:

«господство наше за Каменным Поясом было слабо и ненадёжно: татары сибирские, признав Иоанна своим верховным властителем, не только худо платили ему дань, но и частыми набегами тревожили Великую Пермь, где был конец России».

Но вернёмся к Обдории, как тогда называли нижнее течение Оби. Первые письменные встречаются в «Разрядной книге Академии Наук» за 1501 год. Там говориться:

«Из Ляпина встретили с Обора на оленях Югорские князи». Эти события произошли во время похода русских воевод 1499 года в Югорские земли. Номинально с тех пор этот край стал принадлежать Московскому княжеству.

Есть ещё несколько письменных свидетельств, но дело в том, что многие документы той поры не дожили до наших дней. Пожары в архивах, безалаберное отношение к письменным свидетельствам сыграло свою мрачную роль – документы погибли. Так что документов тех пор сохранилось немного. Сейчас историки иногда обращаются к так называемым «портфелям Миллера«, сборнику документов собранных Миллером в Сибири. Но в XX веке они подверглись критике. Впрочем, этот вопрос надо рассматривать отдельно. Вот такое положение дел сложилось к концу правления Иоанна IV — Сибирь вроде принадлежит российской короне, а на самом деле здесь заправляют татары, в 1563 году хан Кучум взял да и объявил себя ханом Сибирского царства. К тому же местные князьки продолжали жить своим умом, и плевать они хотели на татар, а уж тем паче на Русь. Такое положение дел не могло продолжаться до бесконечности. Можно сделать вывод, что поход Ермака «со товарищи» был предсказуем, тем более на южных и западных рубежах Руси обстановка более-менее нормализовалась, и поэтому можно было вплотную заняться делами Сибири.

Кто-то спросит, зачем я рассказываю о политических и экономических реалиях России того времени. Но дело в том, что невозможно оторвать историю Сибири от российских событий, слишком всё было плотно переплетено. Это ведь только на первый взгляд кажется, что они развивались отдельно друг от друга. А если взять всю картину целиком, то видно как всё было взаимосвязано.

 Поход Ермака

Сибирь издревле притягивала к себе взгляды московских бояр и купцов. Но активной торговле мешал хан Кучум, его войска постоянно тревожили русских поселенцев, привлеченных сюда изобилием свободных земель, выгодной торговлей с «полудикими соседственными народами».

Надо учесть ещё один немаловажный фактор. Ермак пришёл не на пустое место, как это почему-то принято считать, а его позвали братья Строгановы. Они были одними из первых русских купцов крепко осевшими в Сибири. У царя они не просили «ни оружия, ни полков, ни денег», а всего лишь хотели получить грамоту на земли, принадлежавшие татарам, чтобы «их стеснить».

А так как Сибирь официально принадлежала Москве, то Иван IVодобрил их предложения и 30 мая 1574 года спокойно дал жалованные грамоты на пустые места «лежащие вниз по Каме от земли Печорской до реки Сылвы и берега Чусовой до ее вершины». Царь разрешил им ставить крепости, «иметь снаряд огнестрельный, пушкарей и воинов на собственном иждивении».

Таким образом, московская политика была по азиатски хитрой, предоставляя право торгашам и промышленникам братьям самим разбираться с татарами, и в то же время оставаться в стороне. Строгановы не смогли противостоять постоянным набегам, поэтому решили позвать на помощь воинов профессионалов. А кто в то время был наиболее подготовлен к военным действиям? Стрельцы и волжские казаки. Но стрельцы были государевыми люди, а вот с независимыми казаками дело обстояло проще. До похода в Сибирь о казацкой дружине Ермака было известно, что она принимала участие в походе на Могилёв летом 1581 года. После заключения перемирия между Речью Посполитой (Польшей) и Россией, по повелению Ивана IV отряд Ермака вернулся в Поволжье. Казаки второго знаменитого атамана И. Ю. Кольцо оставались на Нижней Волге и Яике, где тогда кочевали татары Большой Ногайской орды. В истинных намерениях татар было в тот момент им разобраться было очень сложно, а впрочем, казаки особо и не вникали в хитросплетения большой политики, живя своим умом.

Но должно было произойти нечто, что смогло бы коренным образом изменить существующее положение вещей. И это случилось.

Князь Урус направил посланника в сопровождении 300 всадников «с мирной миссией в Москву», в это время другой отряд, из 600 всадников, начал вероломно грабить русские села. Казаки Ивана Кольцо на всякий случай разбили оба отряда. Царь не простил отчаянному атаману разгром посольского каравана. Казак, доставивший в столицу языков, был обезглавлен, о чём было сообщено Урусу. А Иван Кольцо и его соратники были объявлены «ворами», то есть, государственными преступниками, и приговорены к смертной казни. Храбрые казаки продолжали военные действия против ненавистной орды на свой страх и риск. В конце концов, Ногайские мурзы обратились в Москву с просьбой убрать казаков с Волги, сообщив при этом, что князь Урус откочевал в устье Яика и, стало быть, больше не угрожает поданным Московии. В это время отряды Ивана Кольцо и Ермака соединились, сил у них было достаточно чтобы разгромить орду. Но казачий круг принял решение о походе в неведомую Сибирь, атаманом экспедиции был выбран Ермак Тимофеевич, в помощники ему определили Ивана Кольцо, Богдана Брязгу и четырех есаулов. Те, кто решил остаться, вскоре очень пожалели, против них была послана карательная экспедиция. Вот так, на первый взгляд прихотливая судьба связала воедино судьбы людей, далёких друг от друга не только в пространстве, но и в социальном статусе, приведя к неожиданным результатам, сыгравшим огромную роль в истории не только Сибири и Руси, но и всего мира.

Изучая документы появления Ермака у братьев, у меня появилось стойкое впечатление, что никто из них не был готов к встрече. Купцы преследовали свои цели – защита их поселений от набегов татар и их союзников. Казаки, в свою очередь были не готовы к новым для них условиям и хотели прежней вольной жизни.

Действительно, невозможно сравнить сибирскую тайгу и вольные степи Заволжья, к тому же подчинятся каким-то купцам, было для них зазорно. Тем более купцы требовали полного повиновения. Поэтому, появившись у Строгановых, казаки повели себя вызывающе. Скорее всего они понимали, что их пребывание здесь временно – они помнили о злопамятном царе, который не простил их выходку. Атаманы, руководствуясь предыдущим опытом, решили бить врага на его территории, таким образом надеясь заслужить прощения.

До последнего времени многие историки считали вылазку Ермаковской дружины чуть ли не как начало войны с Кучумом в надежде его разбить. На самом деле это был обычный поход «за зипунами», то есть вооружённый набег. И естественно никто не мог даже предположить далеко идущих последствий.

Угрожая силой казаки вооружились у Строгановых и 1 сентября 1581 года они отправились в свой бессмертный поход. Неизвестно чем бы закончился поход, если бы не проводники. Около сорока человек зырян выступили вместе с новым сибирским войском. Они показали дороги к Уральским горам. И скорее всего, рассказали где находятся основные силы татар. Зыряне – ещё один народ, который сыграл громадную роль в освоении Сибири. Начиная с XII века они бесстрашно проникали в незнакомые земли, занимаясь в основном торговлей. Когда пришли русские, они стали у них бессменными проводниками. В это время слухи о бегстве на Урал Ермака и о помощи Строгановых достигли Москвы. Нетрудно представить состояние бояр и царя. Мало того что «воры» сбежали от возмездия, но ещё и стали угрожать Кучуму. Сохранившийся документ царя Строгановым подтверждает, что Москва вела политику невмешательства:

«мужик, помни, да как ты с таким великим и полномочным соседом ссориш? И какая несостоятельная спона меж нами учинится, и не ведаешь, что я тебе за то учиню; а ежели доброе что в таком случае учиниться безпорочно, не ведаешь, чем ты со своими пожалован будешь в твоем опасении».

Далее царь приказывал выдать «воров», но они к тому времени уже отплыли. И снова странные совпадения. Это письмо пришло практически в тот же день, когда начался поход казаков, во всяком случае так следует из одной летописи. Конечно, вряд ли бы купцы со своими людьми отважились бы остановить, а уже тем более захватить и арестовать казаков, ермаковцы прошли огонь и воду, а строгановские люди были всё-таки в большинстве своём крестьяне. Три года продолжался поход. В этих сложных условиях Ермак проявил себя дальновид­ным военачальником и дипломатом. Выжить в суровых условиях было возможно лишь при поддержке местного населения. Поэтому были установлены дружеские связи с различными местными князьками. После похода Ермака события стали развиваться стремительно.

Освоение сибирских территорий 

И снова в ход истории вмешался его Величество случай, или некая закономерность… Незадолго до приезда Ивана Кольцо в Москву, где он «бил челом Сибирским царством», у Иоанна Грозного погиб сын. Так что венценосной особе было не до новых земель. Хотя вооружённый отряд в помощь Ермаку послали, но увы, к тому времени сам легендарный атаман погиб, а остатки его войска отступили.

Неизвестно как бы дальше повернулось дело, если бы вскоре царь не умер, а на смену ему не пришел воевода Борис Годунов.

Вот ещё одна незаслуженно забытая и оклеветанная личность. Он сразу понял какие выгоды можно извлечь.

Здесь уже вмешались не столько политические обстоятельства, а экономические. Новый царь отчётливо понимал, мало захватить новые территории, ещё необходимо подчинить их своей воле. На только одной силе оружия это было сделать невозможно, слишком громадные территории, слишком мало русских людей, слишком далеко от центральных районов страны. Проще всего это было сделать экономическими и политическими методами. Торговля с инородцами давала хорошие барыши предприимчивым торговцам. Государство тут в основном занималось лишь сбором ясака. Поэтому торговля купцов, в какой-то мере подрывала экономику Руси, слишком много доходов уходило от внимания Кремля.

Кстати говоря, ещё при Иване Грозном, только официально, Сибирь приносила до 20000 рублей в год дорогими мехами. Надо ещё учесть, что начало царствования Бориса Годунова ознаменовалось неурожаем и страшным голодом в стране, казна пустела на глазах. Необходимо было где-то взять денег. Вот и ещё одна немаловажная причина активного освоения Сибири русскими. До XVI века особо ценную пушнину Русскому государству давали печорские и пермские земли, но к середине столетия они заметно «испромышлились». В то же время заметно вырос спрос на дорогие меха, особенно за границей. Русский соболь издавна высоко ценился во многих европейских и азиатских странах. В документах тех времен писали:

«лучшие соболи идут из земли Обдорской, белые медведи – из Печерской, бобры – из Колы, куницы из Сибири…».

Начинающая «пушная лихорадка» привлекла нездоровый интерес и иностранных купцов. Когда в Москве об этом узнали, то в срочном порядке в Сибири стали организовывать таможни. Они контролировали не только иностранцев, но и своих «ушлых людишек», которые здесь торговали «заповедным товаром», то есть вином, оружием,  железными изделиями, а государство считало эти товары своей монополией. Если говорить вкратце, то именно многочисленные обстоятельства заставили активизировать заселение и освоение Сибири. Поэтому в самом конце  XVI века на Обдорском мысу был возведён острог, которому была уготована непростая и долгая судьба. А Обдорск со временем стал прочным политическим и экономическим центром в низовьях Оби.

Была ещё одна, сугубо местная причина, для возведения Обдорска. Зимой 1594 года местный князь Тайшин поднял бунт против новой власти. До этого он исправно платил ясак в государеву казну, но не выдержал беспредела новых властей. Его воинство даже угрожало Берёзову, где располагался административный центр края. Казаки под руководством Шахова усмирили бунт, но для дальнейшего контроля, недалеко от княжеской резиденции было решено поставить укреплённый острог. В самом конце зимы 1595 года казаки Петра Горчакова и воеводы Александра Хрущёва выехали на высокий мыс, вдающийся между Обью и Полуем. Но лишь в 1596 года они приступили к строительству. Кроме своих прямых обязанностей, со временем казаки стали выполнять роль миротворцев, так как между коренным населением тоже были разного рода стычки. Кстати, рядом располагался так называемый городок Носовой. Именно там располагалась таможня. Вот так все многочисленные звенья истории слились в одну точку, дав жизнь Обдорску, который не только стал торговым центром края, но и административным, сыграв в судьбе России большую роль.

 Современные исследования

Не всё ещё ясно в истории древнего Обдорска. Историки приложили большие усилия, чтобы собрать информацию. Проблемы заключаются в том, что масса документов была утеряна. Так называемые «портфели Миллера», где были собраны документы из различных городов Сибири — в основном это царские грамоты и наказы сибирским воеводам, до сих пор толком не исследованы, да и они, по словам самого Г.Ф. Миллера не отличались полной достоверностью. Некоторые историки даже подвергают критике это собрание, так как исследователь слишком предвзято относился к сбору материалов. Были и другие странные моменты, которые заставляют думать, что не всё так просто было с этим исследователем.

Восстановить многое помогают таможенные архивы. Именно этой службе в Сибири всегда уделялось особое внимание. Так благодаря этому беззаконному промыслу мы сейчас имеем возможность из сохранившихся документов «таможенных дворов» на многое пролить свет истины, потому что в её ведении входили такие дела, которые в других районах Российского государства выполняли учреждение хозяйственного типа.

В истории Сибири, несмотря на многочисленные научные труды, ещё существует много «белых пятен». И самая главная проблема на современном этапе исследования истории Сибири это хронологический ряд событий. Ещё Иван Васильевич Щеглов в «Хронологическом перечне важнейших данных из Истории Сибири: 1032 – 1882 гг.» писал:

«Оказалось, что хронология Сибири принадлежит к запутаннейшим, как по отношению к древнему периоду ее, так и относительно времен более близких к нам…».

К сожалению, эта «запутанность» и в XX веке не была должным образом разрешена. К примеру, 9 августа 1968 г. горисполкомом города Салехарда было принято решение «считать датой основания Салехарда 5 июля 1595 г.». Это была вынужденная мера, необходима была хоть какая-то дата для проведения дня города. В то время в музее было слишком мало информации о древней истории города, в тех же материалах, что были на руках, указывалось несколько дат. Чем руководствовались, выбирая эту цифру, не знаю, но она прижилась, стала официальной.

Многое было сделано современными исследователями, например кандидат исторических наук, доцент А. Т. Шашков установил точную дату начала строительства Обдорска – 1596 год, впрочем, работа ещё продолжается, так как существуют ещё косвенные источники информации, могущие пролить свет на недостающие лакуны.

Кстати, для Сибири ещё необходимо точно определить понятие «начало строительства». Чтобы закрасить белые пятна истории Обдорска мало изучить сохранившиеся документальные источники, необходимо собрать и проанализировать остатки материальной культуры. Исследования археологов начались еще в начале 30 годов XX века. Даже поверхностный сбор артефактов позволил сделать выводы, что люди на этом месте стали селиться за несколько тысяч лет до прихода казаков.

Есть ещё один интересный факт, который выяснился в результате археологических раскопок. Историки долгое время спорили, где находился городок Носовой. Старые карты очень неточно указывали местоположение. Единственно, что было бесспорно, это то, что он построен рядом с Обдорском, но вот на каком мысу, вопрос оставался открытым. Зато было точно известно, где поставлен Обдорск. Первоначальный анализ привел к весьма интересному выводу – археологи нашли загадочный городок Носовой.

Теперь учёные ломают голову, где же тогда находился сам Обдорск. Скорее всего, где-то рядом, под жилой застройкой, выше по склону мыса.

По материалам научных библиотек Музейно-выставочного комплекса им. И. С. Шемановского и Уральского государственного университета им. А. М. Горького, личной библиотеки А.Т. Шашкова. Февраль 2006 года

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Основание Обдорска — результат мировых событий»

  1. Уведомление: Частные арктические экспедиции | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *