Обдорские церкви — особенности строительства

(Продолжение «Обдорские церкви»)

Для многих публицистов, а уж тем более обываетелей, вопрос, когда начала работать церковь в Обдорске ясен как божий день — в 1595 году, т.е. когда якобы была построена обдорская крепостца. Но продолжаю развевать мифы Обдорска и убеждения особо упёртых… хотя, подозреваю, это напрасный труд.

И так, продолжаю.

20 января 1751 года протопоп Андрей Васильев написал долгожданный рапорт, что «церковь по надлежащему чиноположению генваря перваго дня сего 1751 году освящена».

Впрочем, работы по благоустройству продолжались. На следующий год вокруг церкви была построена ограда.

Пробежало всего восемнадцать лет, и в Берёзове услышали о проблемах полярной церкви. Дело в том, что по некоторым документам, она была построена из круглого кедрового леса, во всяком случае, так было написано в различных документах и письмах, но есть некоторые обстоятельства подвергающие сомнению это утверждение. Сейчас точно известно одно, что церковь строили из так называемого барочного леса, то есть из барж. Или, во всяком случае, часть здания. Как было написано в указе от 1747 года, где велелось начать строительство, летом казаки должны были «по приплаве … оную барку изломать». Только в этом случае надо бы уточнить, из какой именно древесины строили «оные» барки. Но уж во всяком случае, никак не из «круглого». Так что и в этом случае, желание начальства совсем не совпадало с возможностями граждан.

Кстати, в Салехарде до сих пор есть несколько зданий и сараев построенных ещё до революции именно из барочного леса. Там хорошо видно, что стены сложены из прямоугольных брёвен, то есть из тонкого бруса, практически из толстых досок.

Современные архитекторы и строители обращают внимание на ещё одну важнейшую причину, которая отрицательно влияла на долгую жизнь строений. Здесь надо уточнить кое-какие малоизвестные обычному человеку факторы, но без учёта которых, современные проектировщики зданий просто не могут обойтись во время создания своих проектов.

О таком природном явлении как «утренняя роса» знают все, и даже любуются ею на траве, когда всходит солнце. Поэты и писатели неоднократно в красивых словах восхищались этими капельками воды. Но вот архитекторы и строители уже давно определили, что эта влага губительна для любого дома, ведь в стенах зданий этот водяной конденсат тоже появляется. Место, где оно возникает,  учёные назвали «точкой росы». Если не вдаваться в подробности, то это явление выглядит следующим образом, при резкой смене температур из воздуха выделяется влага. В стенах происходит то же самое, чем больше разница температур, например, за окном минус сорок, а в комнате плюс двадцать, тем больше получается конденсата, тут ещё многое зависит от относительной влажности воздуха. Строители давно установили, что «точка росы» должна находиться внутри стены, но подальше от внешней стороны, чтобы вода успевала высохнуть. Но если стены тонкие, то точка росы появляется прямо на поверхности стен, внутри помещения.

Зимой на Севере в воздухе практически нет влаги, то есть климат сухой, если не считать метелей и оттепелей, но зато большой перепад температур в стенах. Так что ошибка в выборе толщины строительного материала приводила к тому, что здание во время эксплуатации стремительно сгнивало и ветшало. А летняя влажность только усугубляла это положение вещей, и даже за редкие сухие летние деньки, когда в церкви не топили печки, и температура была везде одинаковой, тонкие брёвна не успевали как следует просохнуть.

Иначе трудно объяснить, почему к 1769 г. в церкви уже требовалось провести ремонт крыши. Видимо, обдорскую церковь строили исходя из опыта приобретённого на юге, и когда начали строительство, совершенно не знали реалий местного климата. К тому же при возведении подобных культовых сооружений были определённые стандарты, которые нарушать было нельзя. К сожалению, как именно строили, сейчас установить невозможно. Кстати, воспоминания очевидцев и документы, косвенно подтверждают, что, скорее всего, тогдашние строители не учитывали этот немаловажный фактор.

Как бы там ни было, в церкви было холодно, стены и потолок промерзали, а когда шли богослужения, то согревшийся от дыхания многочисленных прихожан воздух становился сырым, промёрзшая и заснеженная одежда тоже добавляла сырости, от этого, со стен и потолка

«капель бывает на жертвенник и престол, почему с нуждою служба отправляется… от оной же мокроты святые образа портятся».

Так встревожено писали церковнослужители и прихожане Васильевской церкви в августе 1779 г.

Несмотря на все усилия прихожан и священнослужителей, здание пришло в полную ветхость, и потому 14 июля 1813 года из Берёзовского духовного правления пришёл указ тобольскому причту о постройке новой церкви. Но на этот раз

«во имя первоверховных апостолов Петра и Павла с приделами Угоднику Николаю Чудотворцу и Василию Великому».

В отличие от предыдущей, построенной на государственный счёт, в этот раз она «созидалась на средства обдорского прихода и частные пожертвования», то есть деньги собирали всем миром. Обошлась новая церковь в пять тысяч рублей ассигнациями.

Разобрали старую церковь не сразу же после выхода распоряжения церковных властей, а лишь в 1817 году. Строили её также не спеша, освятив лишь 25 июня 1823 года. А вообще, за всю свою многолетнюю историю «этот храм перестраивался три, достовернее же два раза».

Почему же церковь стала именоваться Петра и Павла? Вопрос на первый взгляд вопрос кажется простым, мол, так решили люди. Но вот ответ на самом деле на него весьма сложен. В нём кроется несколько существовавших проблем, как старых, так и появившихся к тому времени.

Дело в том, что внутри самого обдорского общества появился еле видимый, но раскол. В единственной церкви сходились люди разного вероисповедания: язычники и православные, но все искали своих покровителей. Иноверцы, как это ни странно, поклонялись Николаю Чудотворцу, а вот русские прихожане, бывшие в основном рыбопромышленниками, искали защиты у святых Петра и Павла, которые не только покровительствовали рыболовству, но и были «патронами края». Поэтому главный престол вновь отстроенной церкви был посвящён святым первоверховным апостолам Петру и Павлу. Но приделы оставались теми же, правый был посвящён святому Василию Великому, а левый – святому Николаю Чудотворцу. Эти святые по-прежнему оставались объектом особого поклонения местных жителей и инородцев.

И вот наступил 1899 г., ставший для этой церкви воистину переломным. 17 мая Святейший Синод издал указ, в силу которого она передавалась в полное ведение обдорской миссии, а прихожанам доставался новый каменный храм Петра и Павла.

Именно после этого указа бедная миссионерская церковь, практически не имевшая никаких своих финансовых поступлений, стала быстро поправлять своё положение. И настолько успешно, то уже в начале XX столетия отцы-миссионеры смогли приступить к постройке новой церкви. К этому времени она уже давненько потеряла свой презентабельный вид. Как писал священнослужитель Пётр Попов:

«Удивительным должно казаться то, что церковь эта, построенная всего только 45 лет, в 1825 г., при самых тщательных заботах об упрочении и поддержании ее так обветшала, что грозит опасностью падения, хотя она выстроена из превосходного кедрового лесу».

К тому же ни архитектурной, ни внутренней обстановкой и убранством этот храм уже много лет не привлекал внимания местных жителей, а уж тем более приезжих, не настраивая их на торжественный лад, который был необходимым элементом подобных сооружений, являлся неотъемлемой частью проведения церковных обрядов в Православной вере. К тому же она стала тесной, всё больше и больше кочевников приходило сюда, чтоб поклониться иконам, поставить свечу. Поэтому одного ремонта, хоть и капитального, было явно недостаточно. Время и обстоятельства требовали нового здания.

Ветхий вид Васильевской миссонерской церкви тем сильнее начал бросаться в глаза, когда рядом появился очень красивый конкурент – каменный храм святых апостолов Петра и Павла, принадлежавший приходским священникам.

Хотя это ещё большой вопрос, кому должен был принадлежать новый каменный храм — миисионерам или приходу села. Слишком всё переплелось. Но об этом ниже. сначала о миссионерской церкви, вернее об её очередном (третьем) капитальном ремонте.

Начиная с апреля, всё лето и осень 1903 г. на Обдорском холме стучали топоры, слышались голоса рабочих, все торопились, благо нескончаемый полярный день позволял работать хоть целыми сутками, ведь до наступления зимних холодов требовалось хотя бы вчерне закончить новую миссионерскую церковь.

Весь стройматериал, в том числе и строевой лес, были доставлены из Тобольска. На этот раз долгостроя удалось избежать, ведь не надо забывать, к этому времени был накоплен большой опыт строительства в местных условиях, к тому же само здание строилось не на новом месте, в дело можно было использовать целые брёвна, оставшиеся от старой постройки. И судя по всему, подготовка началась заблаговременно, к тому же судоходство по Оби стало более-менее регулярным, так что снабжение в летнее время стало постоянным. А ещё неоценимую финансовую и организационную помощь оказал берёзовский купец и церковный староста Василий Абрамович Оленев, во многом именно благодаря его усилиям церковь была выстроена в срок и «благоукрашена» .

В результате 8 ноября 1903 года во вновь отстроенной церкви началось богослужение. И это несмотря на то, что строилась она не на государственный «кошт», а на собственные средства и добровольные пожертвования. Обошёлся этот храм миссии уже в шестнадцать тысяч рублей.

Новая церковь верой и правдой служила отцам-миссионерам вплоть до революции 1917 года. После того как православная вера оказалась пережитком и новые власти предали её анафеме, встал вопрос, что делать с этим строением. Решение нашли быстро, там разместили типографию газеты «Красный Север», а позже, в середине XX века, его снесли и построили речной вокзал. В начале  XXI столетия здание снесли, и сейчас, на этом месте возведён т.н. «Город Мастеров», или «Обдорский острог».

(Окончание «Храм Петра и Павла — гордость Обдорска«)

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Обдорские церкви — особенности строительства»

  1. Уведомление: Храм Петра и Павла — гордость Обдорска | Ночной Директор

  2. Dedicated server говорит:

    Общий уровень пола алтаря и солеи совпадают и приподняты над уровнем храма, количество ступеней — разное. Облачальный амвон представляет собой возвышение посреди церкви, на котором совершается торжественное облачение архиерея и нахождение до входа в алтарь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *