Красногорский царёк

Наверное, с самого первого дня, как были изобретены, и главное, пущены в оборот деньги, сразу же нашлись люди, готовые взять на себя часть забот монетного двора, будь то хоть Древний Египет, или чуть позже Греция и Рим, а впоследствии Средневековая Европа.

Сия напасть не обошла и Россию. Впрочем, это стремление ушлых людишек понятно, денег всегда не хватает, вот и искали они как бы восполнить сей недостаток для своих кошельков. Не обошло сие пагубное стремление к незаконному обогащению и неких граждан Тобольской губернии, конечно же, до Демидовых и прочих сибирских купцов им было очень далеко, но размах поставленного дела тоже впечатлил.

Здесь я изложу лишь вкратце историю сибирских фальшивомонетчиков, (сейчас пишу книгу об этом весьма примечательном случае в истории Сибири, стараясь придерживаться всех исторических реалий). Эта финансово-криминальная история публиковалась в газете «Сибирский листок». В течение трёх месяцев тогдашняя публика читала выдержки из показаний свидетелей, прения сторон в суде, вердикт суда и последствия…

А дело было так. В 1895 году в Тобольском губернском суде слушалось дело о подделке и сбыте фальшивых денег. По этому делу было допрошено тридцать пять человек, а само слушание длилось около трёх месяцев. В ходе следствия, которое тянулось два года, выяснились удивительные вещи.

Впрочем, всё началось задолго до этого. Во времена оны в Ялуторовском округе поползли упорные слухи, что кто-то где-то делает фальшивые деньги. В конце концов, местные власти вынуждены были обратить на них внимание. Как позже выяснилось, фальшивки здесь печатали в течение девятнадцати лет. Организатором опасного, но весьма прибыльного промысла оказался крестьянин из ссыльных Осип Бельченко, живший в селе Красногорское с 1877 года.

Надо особо отметить, что до этого момента в его биографии полно белых пятен. Достоверно известно, что после того как его сослали в Сибирь (и ведь не просто так, до архивов я пока не добрался, ищу спонсора) он пас скотину в каком-то селе. Окрестные жители его почти сразу же окрестили «красногорским царьком». А к тому были все основания. Он, не имея «никаких видимых средств к жизни», быстро построил себе трёхэтажный дом и повёл жизнь зажиточного человека. Несколько раз в год Осип устраивал для жителей деревни дармовое угощение. В его доме постоянно играли в карты, гости пили горькую по несколько дней. Людская молва о новом богатее ширилась, власти несколько раз проводили обыски и расследования, но они ни к чему не приводили. А у народа крепло убеждение – Бельченко неуязвим. Почему-то его даже волостное начальство побаивалось. Но всё же терпение властей лопнуло. В середине июля 1883 года помощник прокурора по Ялуторовскому округу предложил помощнику окружного исправника произвести самый тщательный обыск в доме фальшивомонетчика. Учтя прошлые ошибки, они приехали в деревню в четыре часа ночи, чтобы застать всех спящими. Весь двор был оцеплён стражниками, чтобы даже мышь не прошмыгнула. Но их всё равно заметили, и в доме поднялся сильный переполох. А в это время, подойдя к воротам, помощник исправника потребовал отпереть их, но ответом был лишь яростный лай собак, в окнах мелькали фигуры хозяев, было слышно как там что-то передвигали. Чуть позже невестка старика Бельченко дерзко заявила, что она никого во двор и в дом не впустит. Пришлось стражникам самим перелезать через забор и отворять ворота. Надо сказать, что в документах фактов мордобоя злочинцев и прочих нарушений закона со стороны полиции не зафиксировано, и скорее всего, не было, ибо в противном случае, во время суда прокуроры бы обязательно обратили на это внимание (вот вам и империя зла и могильщица народов – Россия). В доме полицейских встретили хозяева дома: сам Бельченко с женой и его сын со своей супругой. И только во время тщательного обыска стражники наконец-то поняли, как хозяева их заметили. Оказывается, третий этаж был оборудован под наблюдательный пункт, оттуда открывался вид на десять вёрст окрест села Красногорское. Там даже лежали на столике бинокль и подзорная труба. Дом обыскивали тщательно, было обнаружено немало тайников. Вещественные доказательства незаконного промысла находили под лестницей, в подполе, даже в потолке была незаметная ниша, откуда высыпались старые медные деньги. На других этажах было обнаружено много интересных вещей. Причём даже местные эксперты не могли дать точного ответа, что же это за оборудование. Но многие предметы прямо указывали – здесь делали деньги, причём в прямом смысле этого слова. Всю семью арестовали. Но впрочем, тогда ничего уж такого криминального не нашли. Но через несколько дней обыск повторился, и вот тогда-то, совершенно случайно нашли медные формы, с которых печатались фальшивые ассигнации. Всё найденное было отослано в Санкт-Петербург, и только там эксперты установили, что в доме Бельченко была своя небольшая типография. И вот тогда следователи вплотную занялись бывшим «царьком» и его семьёй. Сначала они давали признательные показания, а потом, как сейчас говорят, «ушли в глухую несознанку». Но любознательные и настырные полицейские всё же выяснили некоторые подробности.

Оказывается, ещё лет десять назад люди в лесу случайно нашли формы для подделки десяти и двадцатипятирублёвых ассигнаций. Рядом был спрятан станок, разные краски и лоскутки бумаги. Всё это было завёрнуто в шаль, фартук и платок жены Бельченко.

Вызвали местную полицию и эти находки были отправлены земскому заседателю, но он почему-то не принял их и отправил обратно. Позже из округа приехали жандармы, провели обыск у подозреваемого, но, как ни странно, ничего не нашли. Но вот во время следствия и суда начали всплывать весьма интересные подробности. Например, когда приехал земский староста, то, как рассказывали очевидцы, он записывал в протоколы не то, что рассказывали свидетели. Позже все предметы преступного промысла неожиданно для всех пропали. Странно…

Впрочем, ничего удивительного, протоколы допроса свидетельствуют, некоторые, видимо наиболее смелые свидетели заявляли, что взятки в то время брали все, даже фальшивыми купюрами не гнушались. Они утверждали, что Бельченко давал своим приятелям-купцам в долг, и среди ассигнаций иногда попадались фальшивки. Ему их возвращали, он, не говоря ни слова, спокойно менял их на настоящие.

Один старшина даже рассказал, как участвовал во время очередного обыска, проведённого земским заседателем Хмелевским:

«Когда Хмелевский подъехал к дому, навстречу вышел Бельченко и сказал: — Здравствуйте, ваше благородие, что, чайку попить приехали? Пожалуйте. Поздоровавшись Бельченко передал Хмелевскому три сотенные. Хмелевский сел пить чай, а понятых послал искать в амбаре и сеновале. Когда они вернулись, то заявили, что нужно посмотреть в потолках дома. Но Хмелевский сказал им: — Тут ничего не может быть. Другой заседатель, любитель выпить, постоянно кутил у Бельченко. Да и каждый из земских заседателей чуть придётся ему плохо, сейчас и принимается за дело Бельченко».

Надо сказать, что Осип Бельченко не смог бы в одиночку поднять такой специфичный и весьма опасный промысел. Выяснилось, что ему активно помогало несколько человек. Сначала они соблюдали некое подобие конспирации. Например, с одним из своих подельников на людях Осип враждовал, даже не разговаривал с ним. Но во время обыска в амбаре Бельченко нашли окошко, через которое якобы враги общались, скрываясь от любопытных глаз. И даже ходили этим путём в гости друг к другу. Но безнаказанность, в конце концов, сыграла с компанией дурную шутку, их наглость уже не знала границ. Даже зафиксированы случаи, когда Бельченко в питейном заведении расплачивался купюрой на которой не было номеров. Когда продавец указывал на этот недостаток, то Осип его успокаивал:

«Забыл проставить. Сейчас исправлю».

И преспокойно уходил домой. Через некоторое время возвращался с уже исправленной купюрой. Кстати, следствие установило, что он продавал подобные двадцатирублёвки за пять рублей. Производство расширялось. Через своих подельников Бельченко хотел продавать фальшивки даже в Ташкенте, но что-то у них не срослось. Впрочем, он не успокаивался, а постоянно искал новые рынки сбыта, например, в Харькове эти подделки вполне успешно распространялись. А в это время слухи о «красногорском царьке», как Бельченко прозвали люди, расходились как круги на воде. Следствие установило, что к фальшивомонетчику приезжали неустановленные люди из других регионов, и купили у него за сто двадцать рублей тридцать штук фальшивых билетов десятирублёвого достоинства.

Но обычно Бельченко продавал свой товар в половину от стоимости официальной ассигнации. То есть десятирублёвка стоила около пяти рублей.

Впрочем, он расширил ассортимент, выпуская деньги номиналом в двадцать пять рублей. На следствии он даже заявил, что ассигнации в двадцать пять рублей изготовлять было легче, так как они были белого цвета. Впрочем, следствие так и осталось в полном неведении, кто его надоумил делать фальшивки, старик так толком ничего и не рассказал, мол, когда был пастухом, к нему подошёл некий человек по кличке Кассир и уговорил рискнуть, уверяя его, что это ремесло в Сибири очень распространено и доставляет большую выгоду. Потом Кассир свёл его с крестьянином Петром Падуровским, который дал денег на оборудование. Целых три года Осип делал клише «червонца», которые сначала получались плохими. Но, терпение и труд всё перетрут, в итоге он удачно сбыл первую партию и тут же приступил к выпуску ассигнаций в двадцать пять рублей.

Прочитав материалы дела, могу констатировать, когда пришли к «красногорскому царьку» с обыском, он сделал одну непростительную ошибку, в спешке забыл сжечь одну весьма важную бумажку, в которой отмечал, сколько, когда и каких ассигнаций он сделал. По ней следователи установили, что за девятнадцать лет неустанной конкуренции с государственным монетным двором он напечатал ассигнаций на сумму в 245 тысяч рублей. Впрочем, во время суда свидетели утверждали, самопальных ассигнаций вышло с этого красногорского двора гораздо больше. Дело в том, что очень много фальшивок компаньоны сжигали и выбрасывали во время многочисленных обысков. Да и просто так швырялись ими, когда куражились пьяными.

Сам «красногорский царёк» утверждал во время очередной гулянки, что выпустил более полумиллиона рублей!

Пока шёл суд Осип Бельченко «неожиданно» для всех умер. Свидетели и участники опасного промысла, сразу же стали отказываться от своих слов. Адвокаты старались изо всех сил, но мошенников всё же сослали на каторгу на восемь лет, с конфискацией имущества. Причём судья учёл злостное запирательство некоторых членов и добавил им за это по одному году каторги.

Ну что я могу сказать в конце этой небольшой статьи о «красногорском царьке» из Сибири… Ничего не меняется в этом лучшем из лучших миров. Всегда найдутся пройдохи, которые думают, что ухватили Бога за бороду. И уверены, что так будет вечно. Но, как говорится в нашем криминализированном обществе: «Жадность фраера сгубила». Сидели бы себе тихонько, печатали левые кредитки, и никто бы их не трогал, лишь бы платили кому следует.

P.S. К сожалению, сейчас этот жанр печатной документалистики, так называемый «Из зала суда» практически утерян. А ведь как было хорошо, никто не навязывает своего мнения, читай эти сухие стенографические записи и сам делай выводы. К тому же здесь тогда есть где разгуляться воображению, но это уже позже… например, у меня  🙂

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *