Из истории церкви Петра и Павла

4 сентября был освящен средний престол церкви во имя святых Апостолов Петра и Павла, 5 сентября — придел во имя Св. Василия Великого и 7 сентября придел во имя Св. Николая Мирликийского (Чудотворца).

Приведу лишь несколько фактов из истории строительства этого храма.

Обдорское общество ещё в конце 60-х гг. XIX столетия окончательно постановило — надо строить новый храм. Дело о постройке церкви было заслушано То­больской Духовной Консисторией в мае 1869 года. Позднее была выдана от Консистории книга для сбора пожертвований на сооружение нового обдорского храма. Было представлено несколько проектов и смет на постройку церкви. Но прихожане пошли дальше, деревянным храмом они уже не удовольствовались. В Тобольской консистории видимо были немало удивлены, получив в середине марта 1871 го комитета по постройке Обдорской церкви. Оказывается, уже были готовы план и смета, собраны деньги на строительство деревянного храма, но уже на каменном фундаменте. Оставалось только заготовить строительный лес и доставить на место. Но, как далее пишут священники в этом рапорте:

«… сколь ни кажется операция удобоисполнимою и сколь ни вожделенно устройство храма Божия на конце вселенной, однако указанные консисторией члены, купцы Плеханов, Неволин и Корнилов, отказались от участия в построении его».

Хозяйственные купцы Обдорска, имея перед глазами печальный опыт постоянного ремонта и реконструкции деревянной Васильевской церкви, решили подойти к этому делу рачительно. Они заявили, что в селе нужно ставить каменный храм. Мнение и доводы инициативной группы оказались убедительными. Они доказывали, что, во-первых, покупка и доставка сюда «строевых материалов» обойдётся гораздо дороже, чем изготовление кирпича прямо на месте. Кроме этого, все хорошо понимали, что доставка по воде всего стройматериала «небезвредна и небезопасна». А во-вторых, дальновидные купцы резонно указывали на такой немаловажный фактор, как строительный материал, из которого тогда велось строительство. Ведь деревянное здание «как бы ни было хорошо и упрочено, просуществует не более 50 или 60 лет, а сумма по смете употребится значительная – 7259 руб. 41 коп». И в то же время на церковь, возведённую из кирпича, придётся затратить не более двадцати тысяч рублей, «но она будет существовать вечно».

Финансовый вопрос купцы также решили самостоятельно. Они предложили уже имеющиеся семь тысяч рублей положить под проценты в банковские учреждения сроком на пять лет. Недостающие деньги было решено искать через обдорский притч со старостой во главе, за это время они должны были пригласить «как прихожан обдорских, так и рыбопромышленников Березовского края и доброхотнодателей по всей Тобольской губернии к пожертвованию на сооружение храма в столь отдаленном тракте». Также они надеялись на государственную помощь, Святейший Синод и, само собой разумеется, на миссионерское общество, которое пеклось о распространении христианства между язычниками. Купцы были уверены, что за пять лет, а может даже и ранее, необходимая сумма будет собрана, а потом за год закончить строительство. Для ускорения процесса, было внесено предложение, уже сейчас начинать заготавливать необходимый материал.

Комитет, занятый подготовкой к строительству, столкнулся ещё с одной проблемой. Село постепенно расстраивалось, домов и амбаров становилось всё больше, следовательно, удобных участков становилось меньше. К тому же и само село располагалось на нескольких небольших мысах, вокруг были обрывистые, высокие берега, низины и овраги, а новый храм хотелось построить посередине села, на высоком месте, чтоб его было видно издалека. К тому же и само будущее здание требовало надёжного фундамента, ведь храм строился на вечной мерзлоте. Так что к этому выбору подошли ответственно.

К январю 1872 года площадку под будущее строительство всё же нашли. Как написал Благочинный священник Александр Тверитин в своём отзыве:

«Место, избрано комитетом под постройку церкви на площади в центре села, действительно более удобно и имеет преимущество то, что здесь требуется к сносу один только небольшой дом, без прислуги…».

Первоначально планировалось выстроить храм напротив памятника генерал-губернатору Г.Х. Гасфорту, то есть недалеко от конторы бывшего Речного порта, в районе улицы Ленина, тогда Кабацкой. Но уже в то время там всё было «занято многими обывательскими домами», село по прежнему жалось к берегам реки, которые пришлось бы в этом случае снести, а для компенсации домовладельцам необходимо было бы выплатить сто рублей серебром.

К этому мнению присоединился священник Пётр Попов, к тому моменту уже служивший в Иоанно-Веденском женском монастыре. Кстати, Пётр Александрович и в дальнейшем принимал самое непосредственное участие в подготовительных работах. Прожив в Обдорске двадцать два года, он просто не мог оставаться безучастным к проблемам села, к тому же ему приходилось по делам службы сюда периодически наведываться, поэтому он горячо взялся за новое дело.

Прочитав рапорт Тверитина, и отлично зная местоположение полярного села и его окрестностей, он записал:

«… имею честь почтительнейше дать свой отзыв в следующем: место, избранное комитетом под постройку в селении Обдорском, одно из самых удобных и пристойных для постройки и по моему соображению… Потому с мнением Обдорского комитета относительно избранной оным местности я вполне обязан согласиться, имея в виду то важно значение, какое храм, построенный на этом месте, должен иметь в среде инородческого народнонаселения».

На этом священник Пётр Попов не остановился, ведь такое невиданное для Заполярья строительство требовало и новых подходов к нему, он постоянно держал руку на пульсе всех событий, неторопливо разворачивающихся здесь. Например, через два года, 2 ноября 1874 года, он рапортовал епископу Ефрему о проведённых мероприятиях и о своих соображениях о грядущем строительстве.

Дело уже дошло до составления сметы, которую поручили тобольскому архитектору Аполлонскому. Он должен был учитывая цены в Тобольске и затраты на доставку грузов в Обдорск, подсчитать во сколько же выльется стройка, ведь цены тоже не стояли на месте.

Но вникнув во все нюансы этого непростого дела, Попов решил внести свои, весьма существенные коррективы. И как выяснилось впоследствии, его замечания сыграли неоценимую роль не только при строительстве, но и в судьбе самого храма. Но соблюдая субординацию, он попросил разрешения епископа, чтоб официально изложить свои соображения архитектору. Ведь изменение материала, сразу же вызывало повышение стоимости, тянуло за собой и другие проблемы. Кстати, он тоже обращал внимание на сложность и опасность доставки кирпича в Обдорск водным транспортом, Обь всегда отличалась своеобразным нравом. Впрочем, священник рассматривал и другие варианты. Например, посоветовавшись с жителями, он убедился, кирпич надо делать в самом селе — местная глина годилась для изготовления кирпичей, из неё можно даже было делать посуду. Этот факт подтвердил архитектор Аполлонский, которому он привёз образец глины. Плюс к этому, залежи этого сырья находились всего в одной версте от села. Даже в самом селе добывали глину хорошего качества, из которой бедные жители «выделывают для своего употребления и на продажу кирпич-сырец, не уступающий твердостью каленому кирпичу, из Тобольска сплавляемому…». Кстати, он ещё указывал на весьма существенный момент – более низкое качество тобольского кирпича. Ещё он выяснил, цены на обдорский кирпич были существенно ниже, чем в Тобольске. Кирпич-сырец стоил в Обдорске от пяти до десяти рублей за тысячу, а с окалкой не более двенадцати рублей, тогда как сплавляемый кирпич обошёлся бы уже минимум в двадцать рублей за тысячу штук.

Вопрос с мастерами оказалось тоже можно легко решить на месте. К этому времени рабочих рук, привычных к тяжёлой кирпичной работе уже было много, в Обдорск и Мужи переехали на временное жительство зыряне-ижемцы, то есть крестьяне из Архангельской губернии, кстати, имевших большой опыт в строительстве кирпичных сооружений, их трудами на реке Ижим было построено несколько каменных храмов. В самом Обдорске тоже нашлись желающие взяться за производство кирпича, об этом Попову заявил местный купец Трофимов. Он предложил изготовить кирпич по двенадцать рублей за тысячу штук. Разговоры о предстоящем возведении нового кирпичного храма будоражили не только обдорян, в Берёзове тоже нашлись желающие взяться за это дело, некий крестьянин Фома Никитин предложил свои услуги, но уже по пятнадцать рублей.

Вот эти сведения Пётр Попов собирался донести до сведения архитектора, чтоб он внёс поправки в свою смету.

После окончательного утверждения сметы тобольский купец первой гильдии Иван Никифорович Корнилов, занимавшийся в Обдорске рыбодобычей, в 1883 году заключил контракт со строительным комитетом на возведение каменного храма, обязуясь в течение пяти лет закончить строительство, но к работам смогли приступить лишь в 1886 году. Увы, он переоценил свои возможности, без архитектора и других, сведущих в этом деле специалистов, возведение столь сложного сооружения оказалось невозможным. Поэтому уже на следующий год все работы были приостановлены.

В 1889 г. наблюдение за сооружением собора было поручено архитектору Готлибу (Богдану Богдановичу) Цинке. В 1891 г. он приехал в Обдорск, после этого представил в Тоболь­скую епархию новый проект и с ее согласия руководил осуществлением этого проекта.

В 1984 году в адрес окружного музея пришло письмо из Магдебурга (Германия). Гельмут Фельдхайм из Магдебурга интересовался: «Дом, построенный нашим дядей, ещё стоит, та самая каменная церковь, в Салехарде построенная в 1890-93 годах – на вечной мерзлоте?…»1. Предыстория этих писем такова: Гельмут случайно нашёл письма прадеда его жены, датируемые январём 1890 года, присланные из Тобольска и Обдорска (Салехарда) и решил узнать о судьбе постройки.

В одном из писем домой Цинке сообщает о строительных планах: «Пятнадцать лет назад 7 русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозможности строительства каменной церкви. Теперь я должен снести каменный фундамент и за три года закончить строительство. И чтобы в этой отапливаемой церкви, даже при морозе в 50 градусов, температура в церкви достигала плюс 16-и. Так мне сказал тобольский губернатор во время ревизионной поездки…».

Тобольским губернатором в то время был Н.М. Богданович, скорее всего именно он дал согласие на приглашение Готлиба Цинке в Обдорск для строительства нового храма. Н.М. Богданович использовал любые возможности для привлечения внимания правительства и даже российского самодержавца к Тобольской губернии, что в конечном итоге способствовало оказанию с их стороны моральной и финансовой поддержки благих начинаний губернатора, направленных на улучшение жизни населения края.

«Три года подряд каждое лето я ездил в северное поселение Обдорск и строил там, на вечной мерзлоте, русскую церковь» — писал Готлиб в письме своему брату.

«Красивая русская церковь» — так отозвался о построенном храме сам архитектор: « стены церкви – толщиной 51/2 футов (1,4 метра), колокольня высотой 170 футов (56,6 метра). Расстояние внутри колокольного свода от пола до вершины купола – 49 футов (около 15 метров). Стены алтаря со священными иконами, как это бывает в русских церквях, украшены резными изделиями и другими украшениями полностью позолоченные золотом 96 пробы, то есть совершенно чистым золотом». Собор опоясывала ограда, сложенная из камня в виде арок, высотою в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых и влиятельных обдорян». «Великолепное строение особенного вида» — так оценивал Готлиб своё творение в Обдорске. 

По окончании строительства в 1893 году, как гласят архивные документы, «на открытии собора святых апостолов Петра и Павла с приделами по бокам во имя светлейшего Василия Великого и Николая Чудотворца присутствовали все почётные жители Обдорска и Тобольска. Площадь перед церковью была переполнена празднично одетым народом. Посетил вновь выстроенную церковь Господин Начальник Губернии Его Превосходительство Николай Модестович Богданович в сопровождении Губернского Прокурора и инспектора Тобольской Временной Управы».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике История Православия на Ямале, Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду, Ямальская мистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *