Иван Шемановский – миссионер и просветитель. I часть

В апреле 1898 года в село Обдорск приехал очередной настоятель православной миссии игумен Иринарх. И было ему всего 25 лет. До принятия сана его мирское имя было Иван Шемановский.

Иван родился в 1873 году на территории современной Польши в городе Бела в семье потомственных дворян. Рано оставшись сиротой, учился, как и многие дворянские дети-сироты в Гатчинском Николаевском сиротском институте. Потом он поступил в Новгородскую духовную академию и в 1897 году закончил. В октябре того же года был пострижен в монахи под именем Иринарх, а через несколько дней был определен членом Обдорской миссии, причём, согласно собственному прошению. Спустя несколько дней, он был возведён в чин иеромонаха. И в апреле следующего года Иринарх назначается на должность настоятеля Обдорской миссии.

Очень деятельный, эрудированный умный молодой человек, он сразу же горячо взялся за дело. Уже в августе им была создана библиотека, первые книги были куплены на собственные средства. Причём это была первая библиотека во всём Берёзовском крае. Иринарх горячо интересовался новым для него краем, его обитателями, природой, поэтому он стал покупать соответствующую литературу.

Отец Иринарх в 1907 году с гордостью написал:

«Библиотека при наличии богатых материалов об Обдорских инородцах, вводит читателей в новый для них мир жизни северных номадов, обрисовывает душевные запросы их, простые, но цельные, раскрывает все их святое, отеческое, научает благожеланию инородцам, призывает к помощи им, попечению о них, располагает к защите их, к любви к ним».

Номады, так до революции называли кочевников, настолько полюбились Шемановскому, что изучением их быта, истории, языка, культуры, верованиям, он посвятил громадную часть своей северной жизни.

Несмотря на молодой возраст, он поступил очень мудро, став изучать их жизнь прямо в тундре. Здесь он и получил свои главные наблюдения, здесь он и стал искренне уважать эти кочевые народы.

С миссионерской деятельностью ему пришлось много поездить по тундре. Зимою на нартах, замерзая в лютые морозы, блуждая по тундре в пургу, он с кочевниками выносил вся тяготы кочевой жизни. Летом на реке чуть не погиб вместе с командой во время шторма. Он ночевал в чумах, посещал рыболовецкие пески рыбопромышленников. Иринарх крестил инородцев, читал миссионерские проповеди, искал места для новых миссионерских станов. Так, благодаря его стараниям, в 1899 году был устроен миссионерский стан в Хэ — населенном пункте, лежащем ниже и восточнее Обдорска на 300 верст.

Во время своих путешествий Иван Семёнович, кроме походного журнала, где отражалась вся миссионерская деятельность, вёл дневники, в которых записывал свои дорожные впечатления, свои встречи и размышления о жизни инородцев, делал этнографические заметки.

Вскоре после приезда в Обдорск, Иринарх записал в своём дневнике:

«Я бессилен в своем воздействии на самоедов доколе не ознакомлюсь с их жизнью не по книгам, а на деле, пока не приспособлюсь к их жизни и не научусь мыслить их языком. Без этого я для самоедов ничто, а это без любви к ним недостижимо».

Позже Шемановский обработал свои дневники в цикл очерков под общим названием «Из дневника Обдорского миссионера». Они вышли в журнале «Православный благовестник». Позже там была опубликована серия его путевых заметок «В дебрях крайнего Северо-Запада Сибири». Кроме того, миссионер-исследователь издал большой исторический труд «Хронологический обзор достопамятных событий в Берёзовском крае Тобольской губернии. 1032 – 1910 года». В который вошло очень много малоизвестных, но очень интересных фактов из истории округа, и самого села Обдорск. Кроме этого, ещё множество отдельных статей написанных его пером увидело свет.

Кроме этого Иван Семёнович вёл обширную переписку с учёными и научными учреждениями, активно помогал в сборе материалов исследователям Севера. Например, оказал неоценимую помощь экспедиции профессора Московского университета Бориса Житкова.

Но кроме литературного труда, отец Иринарх продолжал собирать библиотеку.

Обдорское общество встретило открытие библиотеки с сочувствием, на ее нужды стали поступать пожертвования, как книгами, так и деньгами. Среди наиболее крупных были: Антоний, епископ Тобольский и Сибирский, священник Карпов, купцы и простые обыватели Обдорска, Обдорское и Тобольское общества народной трезвости и, конечно же сам Шемановский не забывал свое детище.

Книгохранилище постоянно пополнялось новыми изданиями, рукописями на русском и иностранном языках. Всего за три года на книжных полках появилось более шестисот книг. Позже был выписан Большой энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, по подписке приходило более шестидесяти журналов. А Императорское русское географическое общество пожертвовало библиотеке многие из своих изданий.

Созданием библиотеки дело не ограничилось. В 1904 году, энергичный отец Иринарх предложил  создать Обдорское миссионерское братство во имя святого Гурия архиепископа Казанского и Свияжского чудотворца, куда и были переданы собранные книги.

«Братство занималось организацией ремёсел при училище, прививало инородцам вакцину против оспы, опекало малолетних и сирот из инородцев. Открыло книжную и иконную лавки и церковно-миссионерскую библиотеку. Библиотека довольно значительная, тут же помещается детская библиотека».

Так написал действительный член Императорского русского географического общества Дунин-Горкавич, побывавший летом 1907 года в Обдорске.

На создании библиотеки Иван Семёнович не остановился. Его деятельная натура требовала большего. И логическим продолжением его трудов стало создание в 1906 году году «Хранилища коллекций по этнографии инородцев Тобольского Севера», так сначала назывался музей, созданный при библиотеке. Долгое время специального помещения не было, поэтому экспонаты располагались в библиотеке братства.

«Развешанные по стенам и расставленные около стен, предметы придают библиотечному помещению красивый вид. Глядя на эти вещи, невольно чувствуется громадный труд и глубокая любовь устроителей музея к делу».

Обдоряне горячо восприняли новую идею отца Иринарха и помогали, кто, чем мог. Особенно после пожара случившегося в 1908 году, когда сгорели почти все экспонаты, только благодаря их пожертвованиям музей возродился, превратившись в настолько солидное учреждение, что ему потребовалось отдельное здание.

В отчёте миссионерского братства было записано что «куплено десять шкафов двустворчатых, с застеклёнными дверцами». Теперь он остался один. Как умудрился выжить в тёмное лихолетье безвластья, а потом войны со старым? Во время переездов музея? Какие добрые люди помогли ему? Но ведь выжил и даже сохранил свой безупречный гордый вид дворянина.

Но конечно главной заботой Шемановского была миссионерская деятельность. Он не только крестил инородцев, но и занимался их просвещением, в Обдорске его усилиями был открыт интернат для сирот. И совершенно бескорыстные старания отца Иринарха не остались незамеченными. В 1899 году ему было преподано благословение Святейшего Синода с выдачей грамоты «за пожертвование на содержание 12 инородческих детей».

Занимался отец Иринарх и делами, которые не входили в его прямые обязанности, но которые отлично показывают, какой это был неугомонный человек. Например, летом 1907 года выращивал свёклу, репу, морковь, картошку и капусту. Все овощи выросли до нормальных размеров, и этот смелый опыт так его заинтересовал, что он выписал сельскохозяйственные инструменты для продолжения экспериментов. В разбитом саду у него прекрасно росли все существующие в крае виды деревьев и кустарников, и даже распускались садовые цветы. Ещё он пытался провести в селе телефонную связь. Но обдоряне не поняли его почина, и постоянно рвали провода.

«Иринарха забыть трудно. Личность яркая. Высокий, сильный. Волосы до плеч. Золотой крест на груди. Голос – нечто среднее между басом и баритоном. Сочный, внушительный, поставлен хорошо. Строгое, худощавое лицо. Орлиный нос. Прямой проницательный взгляд темных глаз. Тип мыслителя. Приветливый был… И справедливый».

Так описывал Шемановского его ученик Пётр Хатанзеев, ставший сам впоследствии заслуженным учителем РСФСР.

В 1906 году произошло роковое событие, которое впоследствии изменило всю его жизнь. Из Вировского женского монастыря прибыло пять монахинь во главе с рясофорной послушницей Пелагеей Ивановной. Они должны были заниматься хозяйственной и воспитательной   деятельностью  в инородческих интернатах Обдорской миссии и богадельне.

Почему у Иринарха не сложились с ней отношения не совсем ясно. Но Пелагея стала писать кляузные письма в Епархию. В конце концов, руководство вынуждено было её отозвать из Обдорска. Но репутацию отцу Иринарху она всё же подмочила.

И вот наступил 1910 год, тринадцатый год безвыездного пребывания игумена Иринарха на Севере. И вот, пойдя навстречу его просьбе, Святейший Правительствующий  Синод решил перевести миссионера в Тверь.

И уже после его отъезда на новое место службы, начальство было вынуждено провести расследование. Видно, Пелагея так и не успокоилась.

Из секретного рапорта Березовского Уездного исправника Его Превосходительству Тобольскому Губернатору от 26 марта 1913 года:

«Миссия поднята им была на должную высоту и обогатилась многими миссионерскими учреждениями. Игумен Иринарх своим благотворным влиянием на все окружающее население привлек к миссии массу лиц, сочувствующих делу просвещения инородцев».

Сохранились и другие хвалебные отзывы о работе Шемановского.

«Совет Императорского Русского Географического Общества долгом считает выразить Вам свою искреннюю признательность и благодарность за то содействие, которое Вы оказали его экспедиции на Ямал под начальством Бориса Михайловича Житкова и позволяет себе выразить надежду, что и на будущее время Вы не откажете Обществу в своей помощи.

Пользуясь случаем, чтобы засвидетельствовать Вам чувства глубокого уважения и совершенной преданности».

Уже после своего отъезда Шемановский поддерживал связь с обдорянами, которые очень сожалели об его отъезде.

«Не перечесть всех Ваших заслуг, живя много лет рядом с Вами и на одном поле деятельности… Отъезд Ваш чувствительно поразил нас, мы лишились истинного отца, наставника, советчика и доброго друга».

О дальнейшей жизни Ивана Семёновича известно не многое. Весной 1912 года он возглавил Корейскую миссию Владивостокской епархии. А вот дальше его следы находятся лишь в 1917 году. По свидетельству одного из очевидцев, он в это время был настоятелем Свято-Троицкого монастыря в Иссык-Куле, в Киргизии. Но архивных документов подтверждающих этого нет. Вроде тот же очевидец утверждал, что отец Иринарх сразу после революции во время торжественного богослужения отрёкся от церкви. Возмущенные руководители Русской Церкви предали бывшего священнослужителя анафеме.  И об этом даже было написано в одной из местных газет. После этого он перешёл на сторону большевиков. Известно, что он возглавил газету «Голос пролетариата», печатал живые, злободневные статьи, выступал с лекциями. Очень часто он подписывал свои статьи различными псевдонимами, и наиболее частым был «Шаман Обской». Это словосочетание конечно созвучно фамилии Шемановский, и, наверное, напоминало ему о прекрасных годах проведённых на Обском Севере.

Несмотря на его изобличительные статьи, нашлись люди, которые по-революционному подозревали всех и вся в подрывной деятельности, а тем более Иван Семёнович сам был в недавнем прошлом священнослужителем. И естественно компетентные органы получали их смутные сомнения в письменном виде. Дело дошло до суда. Но друзья-соратники поддержали Шемановского и его оправдали.

В конце 1920 года он уже был заведующим агитационно-просветительским отделом комиссариата Пржевальского уезда. Затем был отозван в Ташкент, а потом отправлен в Джамбул для организации коммуны «Новая эра».

Сохранилась статья написанная Иваном Шемановским под названием «Современное пугало – коммуна», где он очень надеется, что только общими усилиями можно преодолеть все людские невзгоды. Он пишет, что для него коммуна, это «светлый центр, где должно быть обретено истинное счастье для всего человечества. Она одна может сделать человека счастливым в полном, возможном на подлунной планете объёме».

Точная дата смерти бывшего Иринарха, а потом снова ставшего Шемановским не известна. В эти смутные послереволюционные годы и более известные личности исчезали бесследно. По одним дошедшим сведениям он погиб в боях гражданской войны бушевавшей в Туркестане в то ли в 1922, то ли в 1923 году. Другие источники утверждают, что он благополучно дожил до 1936 года и умер в Днепропетровске. Недавно, исследуя журналы «Православный благовестник» на полях была обнаружена помета, что Шемановский погиб на Дальнем востоке. С группой красных бойцов он был он был окружён белогвардейцами и сожжён в таёжной заимке.

Но можно быть точно уверенным в одном, что он до конца своей жизни вспоминал заполярное село Обдорск. Сохранились его письма, где со всей возможной теплотой он вспоминал о годах проведённых здесь.

«Моё душевное желание — скорее вернуться в Азию из Европейской России, в которую так недавно перебрался и из которой стремится душа моя скорее уйти. Уезжая из Азии, я пытался отдохнуть после 13 лет безвыездной жизни на далекой окраине. Здесь я понял глупость своего перевода, мне хотелось бы вернуться».

«Я хотел бы продолжить своё служение в Обдорске и дальше, пока хватит сил. Но к моему искреннему сожалению, желанию не суждено было осуществиться. Дело, которому я служил, как собственному, в служении ему я находил для себя вдохновение, радость, счастье, и уходя из Обдорска, я оставляю часть своего «я». Не проходит и дня, чтобы не вспоминал свою вторую Родину — Обдорск».

Увы, больше ему не суждено было вернуться. Но память о нём жива до сих пор.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике История Православия на Ямале, Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Иван Шемановский – миссионер и просветитель. I часть»

  1. Уведомление: Вышка Гервасия | Ночной Директор

  2. Уведомление: Обдорские церкви | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *