Частные арктические экспедиции

Рассказывая об истории освоения и изучения Арктических морей невозможно обойти вниманием знаменитого мецената Михаила Константиновича Сидорова. Благодаря его неуёмной энергии, финансовой помощи было проведено много научных работ.

Надо заметить, ко многим его начинаниям в научном обществе почему-то было отрицательное отношение, что, впрочем, его не останавливало, купец всегда находил людей, которые претворяли его планы в жизнь.

В 1760 году по его заданию в Карское море отплыл лейтенант Крузенштерн. Он должен был подтвердить или опровергнуть устоявшееся мнение, что через Карское море из-за льдов невозможно пройти. 1 сентября он был в Карских воротах и увидел, что пролив свободен ото льда, но 4 сентября, сделав небольшой рейс по Карскому морю, Крузенштерн ушёл в Печору.

Через два года по соглашению с Сидоровым он снова отправился в Карское море. 14 августа шхуна «Ермак» уже была в Югорском шаре, где и бросила якорь. Но северная погода показала свой переменчивый норов. Всего через два часа стоянки резко переменился ветер, нагнал лёд и судно сорвало с якорей и вынесло в Карское море. Впрочем, Крузенштерну удалось вырваться из смертельных ледяных объятий и снова подойти к Югорскому шару. Но ветер не давал упрямому капитану идти дальше на восток. Тогда смекалистый Крузенштерн решил использовать главного врага северных мореходов – льды. Он приказал привязаться к льдине и на таком своеобразном буксире несколько дней двигался по Карскому морю. Но в итоге всё же попал в ледовый плен и ещё несколько дней шхуну носило по водам Северного морского пути, пока 9 сентября экипаж не увидел берегов полуострова Ямал. После этого Крузенштерн приказал оставить судно. С громадными лишениями через неделю экипаж достиг берега, где матросов встретили самоеды и доставили их в Обдорск.[1]

Кстати, Сидоров приглашал не только русских моряков для исследования Северного морского пути. Он обращался за помощью и к норвежским морякам-промышленникам. Например, в 1869 году в Карское море вошло несколько норвежских промысловых судов. Одно из них, под управлением Эдуарда Иоганнесена, пройдя через грозные Карские ворота в Карское море 26 июля достигло острова Белый и прошло ещё дальше, вплоть до 75° северной широты. За это плавание Эдуард Гольм Иоганнесен получил серебряную медаль от шведской Академии Наук, где делал доклад о научных результатах экспедиции. Вручить медаль было поручено Норденшельду. Между ними завязалась переписка, и в одном из писем Норденшельд в шутку пообещал норвежцу золотую медаль академии, если он пройдёт вокруг Новой Земли.

На следующий год капитан, с одобрения королевской шведской академии наук, снова отправился в Карское море. Закончив промысел, несмотря на позднее время года, когда все промышленники возвращаются домой, отправился дальше на Север. Выйдя к Ямалу на широте 71° 48′ вновь пересёк Карское море. У Новой Земли на широте 73° 48′ снова подошёл к ямальским берегам, а оттуда тоже по свободному морю мимо северной оконечности Новой Земли вернулся домой, доказав, что плавание вокруг архипелага Новая Земля возможно. Кроме этого он произвёл описание берегов, значительно уточнив их очертания. После этого Шведская Академия Наук выполнила шутливое обещание Норденшельда наградив Иоганнесена золотой медалью.

Кстати, этот вояж имел для России весьма неприятные последствия. Буквально в следующую навигацию, в 1871 году, в Карское море устремилось большое количество норвежских промысловых судов. Так что опасения царей, запрещавших ходить Северным морским путём иностранцам, подтвердились.

(см. статью «Северный морской путь. I часть», о Мангазее, «Основание Обдорска«).

В следующие годы Эдуард Иоганнесен не раз пересекал Карское море. Проводил измерения морской глубины и течений, температуры воды и другие исследования. В 1878 году обогнул мыс Желания, дошёл до северной части Карского моря, открыв остров, «одинокое положение которого и пустынный вид» побудили назвать островом Одиночества «Уединения». Потом храбрый капитан доплыл до Таймыра.

Умер в 1901 году во время плавания из Балсфьорда в Тромсе.

В честь этого неутомимого исследователя арктических вод норвежские промышленники назвали мыс, расположенный к югу от мыса Желания. Потом, уже в XX веке, мыс Иоганнесена почему в лоциях и морских картах стал называться мысом Иогансена, скорее всего это произошло из-за ошибки картографа. В 1956 году сотрудниками Главморсевморпути (ГУСМП) на острове Уединения один из ручьёв был назвал в честь Иоганнесена.

Надо сказать, условия плавания в конце XIX века были далеки от идеальных, во всяком случае, в начале XXI века по Северному морскому пути стало ходить гораздо легче. Конечно, техника за век с небольшим сделала громадный скачок, но самое главное, наступило небольшое потепление в Арктике. Вот только надолго ли? Вот в чём вопрос. Во всяком случае, колебания климатических процессов до сих пор толком не изучены.

Один из норвежских промышленников, Ман, в 1871 году так и не смог пройти Карскими воротами, у которых был 2 июня, потому был вынужден обходить Новую Землю и идти до устья Енисея, где повернул назад. Из-за этого крюка он оказался у Югорского шара лишь 14 сентября, надвигалась осень, и он, через Югорский шар вынужден был вернуться домой.

1872 год ещё более усложнил жизнь мореходов. Норвежские звероловы вообще не смогли попасть в Карское море, так как у проливов ещё держался лёд, и хотя полоса была небольшая, но для парусных судов это явилось непреодолимой преградой. Впрочем, скорее всего, к осени его уже не было бы, но подтвердить или опровергнуть это некому, так как Севморпутём в то время ходили очень мало.

В этом же году к северу от Новой Земли лёд затёр известную экспедицию Вейпрехта и Пайера.

Инициатором экспедиции был австрийский географ Август Петерман. Он был уверен, что севернее 82° – 83° море совершенно свободно ото льдов, так что без особых проблем можно достичь Северного полюса. А организатором явился богатый меценат Ганс Вильчек, позднее к изучению подключился специальный комитет из видных представителей Венского географического общества.

Учтя богатый опыт предыдущих плаваний по Арктическим морям к организации экспедиции подошли очень ответственно. Для начала летом 1871 года Юлиус Пайер и капитан-лейтенант военно-морских сил Австро-Венгрии Карл Вейпрехт на небольшом парусном судне «Айсбьорн» предприняли рекогносцировочное плавание в северную часть Баренцева моря. И хотя плавание было успешным, но у руководителей появились сильные сомнения, что до Северного полюса можно доплыть. После плавания, в декабре 1871 года Вейпрехт сделал доклад на заседании Венской Академии Наук, где проанализировал результаты разведочного плавания. Взвесив все «за» и «против», он предложил ограничиться исследованием моря к северу от Сибири, и при благоприятных условиях достичь Берингова пролива. Его аргументы приняли во внимание, и потому мечта многих географов доплыть до Северного полюса была признана вопросом второстепенной важности.

1872 год преподнёс неприятный сюрприз – Баренцево море было очень ледовитым, то есть было много льдов. Трёхмачтовое судно «Адмирал Тегеттгоф» не смогло даже дойти до северной оконечности Новой Земли. В августе его затёрло льдами и как оказалось, навсегда, став ещё одной жертвой Ледовитого океана.

Целый год команда была скована льдами, которые медленно дрейфовали, пока 30 августа 1873 года, сквозь разрывы тумана, не увидели берега неизвестной земли. Открытую землю австрийцы назвали в честь своего императора Франца-Иосифа. Но сойти на землю удалось не скоро, лишь 1 ноября. Здесь они и остались зимовать. Когда полярная ночь стала уступать свои права светлым дням, но Пайер начал проводить санные поездки, исследуя Землю Франца-Иосифа. А Пайеру, в 1874 году, даже удалось достичь 82° 5′ северной широты и составить карту этого обширного, доселе неизвестного арктического архипелага. Исследователи в тот момент посчитали, что он состоит из нескольких больших островов.

Отчаявшись освободиться от нескончаемых льдов, австрийские полярники решили бросить своё судно «Адмирал Тегеттгоф» и 20 мая 1874 года пошли по льду на юг. Кстати, современные учёные, изучающие ледовый режим в акватории Северного морского пути утверждают, что Пайер и Вейпрехт совершили большую ошибку, так как в июле или августе лёд, скорее всего, был бы взломан и судно освободилось бы от этого ледяного плена, так что экипаж смог бы вернутся домой своим ходом. Но тут трудно судить. Можно понять людей, этот невольный дрейф во льдах, суровые условия жизни их изрядно вымотали. К тому же можно добавить, далеко не факт, что лёд в ту навигацию был бы сломан окончательно. Но как бы там ни было, экспедиционеры взяли с собой несколько саней, четыре шлюпки и решили добираться домой.

Моряки двигались очень медленно. Дело в том, что южные ветры относили их назад. Даже через месяц они всё ещё могли видеть мачты брошенного судна, сиротливо торчащие среди ледяного безмолвия. И только 15 августа они всё же вышли в чистой воде, а 24 августа в заливе Пуховый, расположенным на южном острове Новой Земли австрийцы встретили две русские промысловые шхуны, одной из которых командовал промышленник Фёдор Иванович Воронин. Кстати, он был двоюродным дядей знаменитого полярного капитана Владимира Ивановича Воронина. На шхуне Фёдора Ивановича «Николай» экспедицию доставили в норвежский порт Варде.

Результаты наблюдений за эти годы полярных скитаний стали большим вкладом в мировую географию. Ведь кроме открытия новых земель в Арктике, экспедиция привезла с собой огромное количество фактической информации в области океанологии, метеорологии, ледового режима, геомагнетизма, физических и механических процессов в ледяном покрове. Так что время они зря не теряли. Кроме этого велись геологические и зоолого-ботанические исследования. Надо особо отметить, что австрийцы не ограничивались лишь сухой констатацией фактов, которые, кстати говоря, и так пролили немало света на природу Арктики. Но ещё скрупулёзно анализируя полученные знания, сопоставляя и обобщая факты и наблюдения, они пытались понять суть явлений и процессов, протекающих в Арктическом регионе. Особенная роль здесь принадлежит именно Вейпрехту, который был не только моряком, но и хорошим исследователем, получившим широкое образование. За эту экспедицию Вейпрехт и Пайер были награждены орденом Леопольда.

Позже Вейпрехт был инициатором научного изучения Арктики. Его доклад «Основные принципы арктических исследований», прочитанный на съезде немецких естествоиспытателей и врачей в Граце в 1875 году, а программа международных полярных исследований, предложенная на Международном метеорологическом конгрессе в Риме в 1877 году, положили начало новому этапу в изучении Арктического региона и легли в основу проведения I МПГ (1882 – 1883). К сожалению, Вейпрехт умер молодым от туберкулёза, так и не увидев начала реализации своего великого международного предприятия.

В конце этого небольшого обзора исследований Северного морского пути, предпринимаемые в 70-80-х годах XIX века, могу лишь добавить, несмотря на заинтересованность различных государств в изучении циркумполярных областей планеты, основные заслуги в этом принадлежали простым людям и учёным, которые на свой страх и риск пускались в эти отчаянные по своей смелости предприятия, не чая найти какой-то выгоды, а чиновничий аппарат лишь пользовался их наработками, в лучшем случае награждая орденами и медалями, выдавая денежные премии т.п. Но инициативы всё же исходили не от них. И такое положение вещей было не только в России, просто для нашей страны научное, всестороннее изучение Арктики должно было быть одним из приоритетных направлений, в отличие от других европейских стран. Но увы…

О других полярных научных и около научных экспедициях я расскажу в следующих статьях.

[1] Вилькицкий. Северный морской путь. – С.-Петербург, 1912. – С. 9.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Частные арктические экспедиции»

  1. Уведомление: Северный морской путь – изучение. III часть | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *