Быть ли морю на Оби?

(Окончание)

(Красный Север» № 182 (6292) от 11 сентября 1963 года. Стр. 2-3-4)

Впервые с так называемой нижнеобской проблемой я познакомился лет восемь назад, будучи в Салехарде. Многое меня тогда поразило в этом необычном городе на Полярном круге. И улицы, устланные, как старинная горница, широкими плахами, и оленьи упряжки рядом с «Победами», и северный размах, когда сто километров считается пустяковым расстоянием, а колхоз с миллионом гектаром земель – средненьким.

Однако самым большим  контрастом мне показалось то, что на одном конце Салехарда базировалась геологическая партия, а на другом экспедиция  института «Гидропроект». Ничего как будто особенного, но дело в том, что геологи искали в  низовье Оби нефть и газ, а гидропроектовцы составляли схему их затопления.

Ошибка? Недоразумение? Оказалось, что нет! И разведчики, и проектировщики вели плановую работу. Более того, это, если можно так выразиться, несуразный параллелизм существует и поныне…

Проблема гидроэлектрического использования вод Оби и Иртыша имеет, оказывается,  более чем полувековую историю. В архивах сохранился труд А. Демченко «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилегающих стран», написанный ещё в 1900 году. Более позже опубликован проект переброски вод Иртыша в Тургайские степи, составленный А. Букиничем.

В библиотеке Совета по изучению производительных сил Госплана СССР мне довелось узнать о более поздних и более обстоятельных работах.

Тридцать три года назад была опубликована схема энерготранспортной реконструкции Оби и Енисея,  созданная А. Макаровым. Схеме смелая и довольно оригинальная. Автор предлагал изменить направление стока Среднего Енисея и повернуть его в Обь и Обскую губу, а объединённый поток использовать на каскаде гидроэлектростанций. Створ на Среднем Енисее у Сумароковской горы, расположенной ниже устья Каменной Тунгуски, очень благоприятен для сооружения напорной плотины. По обеим сторонам реки там высокие скалы – от ста до сташестидесяти метров над уровнем воды, а ширина Енисея полтора километра.

Макаров рассчитал, что если в этом месте построить высоконапорную плотину, то образуется водохранилище, вода поднимется и частично направится по пойме енисейского притока Касс в долина обского притока Кеть, в так называемую Кеть-Каскую водораздельную ложбину, перевальные отметки которой  возвышаются на 110-115 метров над уровнем моря.

Для использования энергоресурсов Среднего Енисея, Средней и Нижней Оби в схеме Макарова предусмотрено строительство нескольких гидроэлектростанций. Это Нижне-Обская ГЭС, которая должна была располагаться в районе села Белогорье, чуть ниже устья Иртыша с напором в 38 метров. Кроме того, намечались ГЭС на реке Кеть, ниже примыкания к ней Кеть-Каской ложбины, в приустьевом районе Оби, где Макаров намечал возвести даже две плотины.

Схема была отвергнута потому, что в зону подпора и затопления  попадала значительная территория – долина Иртыша до Омска, пойма Тобола до Кургана, долина Тавды, Туры и Исети. Кроме того, этот проект исключал сооружения других электростанций на Нижнем Иртыше, на Тоболе и Тавде.

Спустя четыре года, институт «Гипровод» представил Госплану «Предварительные технико-экономические соображения использования водных ресурсов  бассейна реки Оби и Иртыша». В этой схеме, которую создал инженер Н. Коряко переброска вод  Енисея в Обь не предусматривалась. И плотины намечались низконапорными, а стало быть и зона затопления относительно незначительная.

Коряко предлагал соорудить на Средней и Нижней Оби пять низконапорных гидроузлов. На Нижней – Лобано-Егановский, Нарымский, Карнауховский и на Средней – Салехардский, Чемаши-Нарыкарский. Наиболее напорным планировался Чемаши-Нарыкарский узел с поднятием горизонта воды на 19 метров (абсолютная отметка 28 метров). Такое поднятие незначительно превышало горизонты паводковых вод.

Позже Н. Коряко изложил свои соображения в книге «Проблема рек Оби и Иртыша», изданной в 1937 году. Но дальше дело не пошло. Во всяком случае, мне не удалось найти ни документов, отвергающих эту схему, ни материалов, в которых она уточняется или развивается.

Наиболее дерзновенным и грандиозным явился проект инженера М. Давыдова, который в 1949 году выдвинул идею повернуть сибирские реки вспять и напоить их водами среднеазиатские пустыни. Идея эта, как и макаровская, базируется на использовании географических особенностей местности, а также на широком применении систем  транспортных каналов.

Давыдов решил использовать для переброски вод Убаган-Тургайскую долину или, как её называют часто географы, Тургайские ворота. Кстати, в третичный период эти ворота служили проливом между великими морями, простиравшимися на территории Сибири и Европейского материка.

Со временем сибирское третичное море стало отступать на север. Образовались реки. А когда с севера двинулся ледник, то он  подпрудил эти реки, и древние Обь, Иртыш, Енисей, повернув вдоль кромки ледника, проложили путь по Тургайским воротам и направились в сторону Арала и Каспия. Позже по мере таяния ледника реки повернули на север. Так было, как утверждают учёные, неоднократно.

Давыдов рассчитал, что две крупных высоконапорных гидроэлектростанции – Осиновская на Енисее и Нижне-Обская на Оби – создадут подпор, который обеспечит переброску части енисейских вод а гигантское обское водохранилище, а обских по Иртышу, Тоболу, через Тургайские ворота – в Каракумы.  А воды енисейские, как и в макаровской схеме, должны пойти в Обь по Кеть-Каскому водоразделу.

Проект Давыдова помимо сооружения мощных гидроэлектростанций, которые необходимы для энергоснабжения индустрии Урала и Сибири, предусматривает орошение тридцати пяти миллионов гектаров пустыни. Подсчитано, что продукцией с этой площади можно прокормить, одеть и обуть почти двести миллионов человек!

Однако, как ни заманчивы, как ни грандиозны замыслы Давыдова, его проект не лишён крупных недостатков. Главное – слишком большое водохранилище должно возникнуть в Тюменской и Томской областях, что привело бы к затоплению огромных территорий, богатых лесом и полезными ископаемыми. Подсчитано, что для образования такого водохранилища потребуется минимум двадцать лет.

И вот, наконец, схема института «Гидропроект», которую несколько лет разрабатывала экспедиция в Салехарде. Схема эта и по сей день является предметом острых дискуссий и в печати, и на различных совещаниях в Тюмени, Новосибирске, в Москве.

Напомню вкратце суть этого проекта. Институт предлагает воздвигнуть на Оби и Иртыше целый каскад гидроэлектростанций. Головная и самая крупная Нижне-Обская ГЭС мощностью 6-6,5 миллиона киловатт и со среднегодовой выработкой электроэнергии свыше 30 миллиардов киловатт-часов. Станций, подобной производительности ещё нет.

Зачем нужна Нижне-Обская гидроэлектростанция? В институте подсчитали, что именно она может компенсировать нехватку топлива и энергии, которая всё возрастает в Европейской части СССР. Дело в том, что потребность Урала в электроэнергии к 1970 году возрастёт втрое. Удовлетворить её за счёт тепловых станций не выгодно. Дорог уголь и Донбасса, и Кузбасса – далеко возить. Нет расчёта использовать как топливо и Бухарский, Берёзовский природный газ, так как он может быть ценным сырьём для Большой химии.

Обь и Иртыш, по утверждению гидропроектовцев, чуть не единственные источники энергетического снабжения уральской да и западно-сибирской индустрии.

Нижне-Обскую ГЭС намечается построить в районе чуть севернее Салехарда, где близко подходит железная дорога и есть достаточное количество местных стройматериалов. Станция по расчётам «Гидроекта» должна стоить примерно столько же, сколько Волжская имени XXII партсъезда, а энергии дать в три раза больше. Есть и другие экономические преимущества этой ГЭС, но в них почти не учитывается или учитывается весьма и весьма приблизительно ущерб, который принесёт водохранилище на Оби.

Оказывается, Нижне-Обская ГЭС, точнее её плотина, образует целое море. Слово «море» я употребляю без преувеличений. Оно здесь предполагается более обширное, чем, например, Азовское.

А дном моря должны стать свыше ста тысяч квадратных километров территории Тюменской области с миллионами гектаров леса, пойм, лугов, пашен. На дне морском должны оказаться и Салехард, и Берёзово с его газовыми месторождениями, и нефтяные фонтаны Сургута, и Мегиона.

О борьбе мнений, об основательных возражениях против строительства Нижне-Обской ГЭС с таким гигантским ущербным для народного хозяйства водохранилищем выступали недавно в журнале «Коммунист» (№9, 1963 год) и руководители Тюменской области, и учёные Сибирского отделения Академии наук СССР, и такие видные специалисты, как академик Д.И. Щербаков.

Дело в том, что Государственная экспертная комиссия Госплана СССР до сих пор не вынесла чёткого определения – строить ГЭС или не строить, затоплять ли миллионы гектаров земель или не затоплять.

Ознакомившись с материалами в журнале «Коммунист», я отправился в «Гидропроект» к заместителю главного инженера тов. Чемину. Может быть, гидропроектовцы   уже отказались, поняли несостоятельность своих планов, нецелесообразность своей схемы?  Ведь составление её начиналось, да и в основном было завершено ещё до открытия крупных месторождений газа и нефти в предполагаемых к затоплению районах!

Ничего подобного! Гидропроектовцы и не собираются сдавать позиции. Ответы и объяснения у них есть по всем вопросам.

Нефть и газ? Но их можно добывать с островных сооружений, как на Нефтяных Камнях в Азербайджане! Это, как утверждают в «Гидропроекте», будет не дороже, чем строить промыслы в заболоченной тайге. Что же касается разведки недр, то по опыту бакинцев можно использовать плавучие буровые установки.

Рыба?  Но при наличии огромного водоёма её должно стать больше! Что же касается ухода рыбы на нерест в верховья,  которому будут мешать плотины, то по опыту Волжской ГЭС можно сделать рыбоподъёмник и перевозить рыбу с их помощью в верхний бьеф плотин.

Лес? Да, лес придётся вырубать. Но он почти не используется, а вырубать его и перерабатывать с помощью плавучих комбайнов, которые запроектированы «Гидропроектом», дешевле, чем пробивать дороги по топям и болотам.

И всё это звучит довольно убедительно, обосновывается цифрами, ссылками на авторитеты. Комар, как говорится, носа не подточит. Да и само по себе учреждение солидное. «Гидропроект» — старейший заслуженный институт, создавший проекты почти всех крупнейших гидроэлектростанций страны.

Однако на всё это, я не вынес из этого института уверенности, что игра стоит свеч, что Нижне-Обскую ГЭС надо строить, хотя меня, журналиста,  убедить будто бы не так уж трудно, имея такую авторитетную аргументацию, такие обширные материалы.

Мне,  как человеку, который не раз бывал в низовье Оби, трудно было  представить, что под водой чудесные леса, луга, поймы и поля, которые потом уже  никогда не вернёшь, не восстановишь!

Кроме этого, меня настораживали сами аргументы, которые назывались сотрудниками института. Мне довелось бывать на Каспии  и видеть островные основания  для добычи нефти и разведочную плавучую установку, которая, кстати, всего одна. Каспий-то не замерзает. На Каспийском море нет многодневной шуги, нет обильного половодья, которые, конечно же, опровергнут гладкие расчёты гидропроектовцев.

Слов нет, оригинален рыбоподъёмник на Волжской ГЭС имени XXII партсъезда. Долго любовались мы с группой журналистов в прошлом году, как двухметровые осетры, привлечённые искусственно созданным током воды, в своеобразный лифт, переезжали на другую сторону плотины в водохранилище. Помню, начальник строительства этой ГЭС тов. Александров ввёл ежедневные рапортички, сколько осетров переправлено в верховье.

Но, увы! Не все и даже не большинство  ценных рыб идёт в рыбоподъёмник! Сотни, тысячи осетров разбиваются о бетонное тело плотины, не находя пути для прохода на нерест. А ведь это тоже невосполнимые богатства!

Особенно настораживает площадь затопления и подтопления. Гидпроектовцы называют минимальную цифру 113 тысяч квадратных километров. А вот учёные из СОПСА – Совета по изучению производительных сил Госплана ССР говорят, что может быть намного больше. И они правы. Гипсометрические карты этих районов, к сожалении, далеко не точны. Стало быть и отметки  того или иного района могут быть смещены…

Гидропроектовцы, ссылаясь на авторитеты, утверждают, что подтопление прибрежной территории будущего Обского моря будет незначительным и распространится не более, чем на полкилометра. А профессор. С.В. Клопов, который в прошлом году был в низовье Оби с экспедицией СОПСА, утверждает иное:

— Мы видели, какие там болота, — говорит он, — причём они распространяются в низинах на сотни километров. Так что в иных местах водохранилище может привести к дальнейшему заболачиванию десятков, а то и сотен тысяч гектаров…

Не случайно академик Д.И. Щербаков в письме в редакцию журнала «Коммунист» писал: «Не затоплять, а осушать районы Западно-Сибирской низменности!»

Итак, не затоплять. Сторонников этой позиции становится всё больше. И если весной нынешнего года Государственная экспертная комиссия приняла неопределённое  решение, то в недалёком будущем она выскажется с всей ясностью.

Но как же будут решать проблемы энергоснабжения индустрии Большого Урала? Ведь завозной из Донбасса и Кузбасса уголёк, действительно, невыгоден, а природный газ жечь на электростанциях и в самом деле не рационально. Где же выход?

Много и интересно говорили об этом сотрудники СОПСА. Атомные электростанции… А бурые угли! Помнится, ещё лет семь назад мне рассказывали работники Тюменского обкома партии, что запасы бурых углей, залегающих почти на поверхности в районе между Северной Сосьвой и  Вольей,  насчитывают почти миллиард тонн. Разве это не топливо для мощной тепловой электростанции! Это же рядом с Уралом!

Нельзя, говорят учёные и специалисты СОПСА, да и Академия наук СССР, зачёркивать всё, что сделал «Гидропроект», что делалось и до него в части энергетического использования вод Оби и Иртыша. Есть, возможно, смысл ещё раз посмотреть проекты Макарова, Коряко, Давыдова и других, поискать в них «рациональное зерно» для, скажем, частичного, в меньших масштабах, использования напора сибирских рек.

Словом, нужен поиск. Поиск творческий, без категорических отрицаний.

М. Дуненков

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории, Экскурсия по Салехарду. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Быть ли морю на Оби?»

  1. Уведомление: «Гидропроект» настаивает на строительстве Нижне-Обской ГЭС. | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *