Быль и легенды о Василии Мангазейском

О далёкой и загадочной Сибири издавна ходило множество жутковатых мифов, такое впечатление, что люди соревновались друг с другом, кто сочинит больше нелепиц. Но хочу сказать, были и красивые легенды.

Если взглянуть вглубь веков, почитав сохранившиеся документы, то невозможно пройти мимо имени Василия, позже наречённого Мангазейским. Он стал единственным человеком, жившим в низовьях Оби, пускай и недолго, кого зачислили в немногочисленный пантеон сибирских святых Православной церкви.

Мерная икона Святого Мангазейского

Сейчас мало кто знает, когда-то в Сибири даже праздновалась память в честь Василия святого Мангазейского. И неудивительно, история жизни этого человека покрыта мраком неизвестности, к тому же после его смерти стало появляться много домыслов, предположений и чудных явлений.

 

Сам я впервые увидел его икону в начале 90-х гг., в церкви Тобольска. Моя спутница неожиданно показала мне на икону, где была надпись «Василий Мангазейский». В то время, я не то что о Василии, а даже о самом городке Мангазея Златокипящая имел самое смутное представление, пока преподаватель  Уральского государственного университета, кандидат исторических наук А.Т. Шашков не посоветовал мне тему для курсовой об этом заполярном поселении. Я не на шутку заинтересовался историей этого средневекового городка, его огромным значением в жизни страны, и естественно, его жителях.
В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона сухо сказано:

«Василий святой Мангазейский — пострадал в г. Мангазее, иначе Туруханске, в 1600 г. 23 марта, в первый день Пасхи. Память празднуется 23 марта… Св. Василий был сын торговца из Ярославля, поступил в приказчики к богатому купцу, который и послал его с товарами в Мангазею… Благочестивый юноша чуждался развратного хозяина; тот возненавидел его и угрожал мщением, к которому вскоре представился удобный случай. На праздник Пасхи, во время заутрени, когда Василий находился в церкви, была обкрадена лавка. Хозяин обвинил Василия и представил его к воеводе Пушкину. После жестоких истязаний Василий умер и тело его, положенное в гроб, бросили в болото, близ съезжей избы, где совершалось истязание. В 1652 г. гроб с нетленным телом всплыл на поверхность; его поставили на сухое место и построили часовню, а несколько позже он был перенесен в Троицкий монастырь близ Туруханска».

Кто же это был, ведь за любым святым стоит реальный прототип. К сожалению, сведения о Василии разноречивы, в различных источниках того периода пишут о нем крайне скупо. Хотя его судьба неразрывно связана с историей Мангазеи. Это поселение было основано в 1601 г. по приказу московского царя Бориса Годунова, и просуществовало около семидесяти лет. В начале XVII в. трудно было найти человека не знавшего о его существовании. Дело в том, что реформы Иоанна IV, войны и польская интервенция, порядком опустошили казну, и «мягкая рухлядь», как тогда называли пушнину, во многом пополняла царские закрома, недаром Мангазею стали называть Златокипящей и царёвой вотчиной.

По подсчётам историков, в иные года до трети всего государственного дохода поступало именно отсюда. Естественно, это поселение вызывало огромный интерес и у купцов. Вот так судьба Василия оказалась тесно переплетенной с жизнью  Мангазеи Златокипящей.
Васиилий Мангазейский

О начале его жизненного пути известно немногое, но эти события более менее достоверны, и могут быть, хоть и косвенно, все же проверены.
Мальчик родился в Ярославле в семье торговца. Отца звали Фёдор, был он человеком благочестивым, а потому, как это часто бывает – небогатым. Своего сына он воспитал в том же духе. В будущей судьбе Василия это сыграло роковую роль. Добрый папаша отдал сына в услужение богатому ярославскому купцу, «имя которого исчезло вместе с его жизнью», но этот человек стал зловещим ангелом. Известно, что этот купчина участвовал в подготовке второго похода служивых людей в Мангазею. Экспедиция пополняла в Ярославле продуктовый запас, а на местных верфях для экспедиционеров строились кочи. Ими командовали московские воеводы В. Мосальский и С. Пушкин.

Купец имел свой интерес в далёкой окраине. Привлечённые разговорами о баснословных богатствах Сибири, купцы отправляли своих поверенных для торговли или ехали сами. А уж слухи по городам и весям страны ходили самые невероятные. Впрочем, они имели под собой реальную почву, иные счастливчики за одну поездку в Мангазею могли обогатиться, но это случалось весьма редко. Вот и наш купец очень заинтересовался новыми перспективами и, отправляясь в Мангазею, взял с собой Василия. Осенью кочи благополучно прибыли в новый городок. А так как молодой человек выгодно отличался от других приказчиков своей расторопностью и честностью, купец ему поручил лавку.

Дальнейшая история жизни юноши начинает балансировать на грани фактов, предположений и домыслов. Скорее всего, Василий участвовал в строительстве городка, налаживал торговые связи с инородцами и русскими промысловиками, торговал в лавке, ведь именно это и вменялось ему в обязанности. Здесь, несмотря на обширность торговых операций, еще не было построено «хороших и крепких рядов и общих караульных при лавках». Поэтому Василию, как и многим другим приказчикам и представителям купцов, приходилось жить на своём рабочем месте.

Нетрудно представить, как жили в те времена на севере. Жизнь была очень непростой, особенно по нашим понятиям. Добираться на север Сибири долго и небезопасно, так что, скорее всего, женщин в поселение было мало. Потому можно легко поверить энциклопедической статье, где говорилось, что «благочестивый юноша чуждался развратного хозяина». Кстати, это единственный источник, где указана такая пикантная подробность в их отношениях, послужившая поводом для убийства. В основном указываются причины религиозного характера. Например, утверждают, что Василий был красивым молодым человеком, спокойным и набожным, не пропускавшим церковных служб, и это сильно раздражало хозяина.

Далее события развивались следующим образом. Во время празднования Пасхи Василий находился в церкви на заутренней службе. В это время кто-то обчистил лавку, весть молниеносно разлетелась по всему городку. Вот как это описывалось в одной летописи:

«Василий, не зная ничего о происшедшем, стоял спокойно у Богослужения. Но вот его требуют к хозяину; впрочем, он дождался конца Богослужения, как бы предчувствуя, что оно последнее в его земной жизни. Между тем купец, видя, что приказчик не явился к нему, заключил, что он в соучастии с ворами, обокравшими его. Что его неустанное Богослужение не больше, как маска для прикрытия мошенничества.

Он подверг ругательствам, побоям и предал воеводе. Воевода Пушкин, обольщённый подарками богатого купца, в угоду ему, приказал Василия пытать».

Народная молва дорисовала совсем уж мрачную картину:

«Долго мучили его, терзали тело и члены его; но он как совершенно невиновный не признался и хранил молчание. При этом руки у него были заломлены назад и связаны, и голова пригнута к спине. Купец, выведенный из терпения молчанием приказчика, и считая терпение Василия ожесточением и притворством, в неистовстве ударил его по голове связкой ключей. Страдалец испустил дух».

Ещё летописцы добавляют, для предотвращения ненужных слухов воевода и купец приказали оттащить труп за город и бросить в болото и, «считая его за злодея и неприкаянного грешника, велели зарыть без христианского погребения». Другие авторы пишут, что тело было все-таки положено в гроб, а потом уж выброшено в болото, недалеко от съезжей избы, где и совершалось истязание, а «чтобы еще более углубить гроб, через него перекинули доску, по которой люди ходили в съезжую избу». Есть даже дополнения, так сказать для нагнетания страстей и большей правдоподобности, что труп Василия, ставшего позже Мангазейским, был «без всяких обрядов был выброшен в поле на съедение псам».

Прошло полвека, об этом убийстве если и знали, то уже успели основательно позабыть. Но неожиданно в Мангазее стали происходить чудеса. В 1652 г. из-под земли вдруг всплыл гроб, и как утверждают очевидцы, останки Василия в нём были нетленны.

Когда очередному воеводе доложили об этом незапланированном чуде, он распорядился его огородить. Потом гроб перенесли на сухое место и поставили часовню. И с того времени жители городка на себе начали испытывать чудодейственную помощь Василия, и со временем стали называть мучеником, а его жизнь обросла красивыми легендами.

Впрочем, чудеса начались ещё до этого. Всё началось с того, что одному местному жителю приснился дивный сон, в котором он видел бегущего из города юношу. Во сне он спросил его:

«Куда это он так скоро бежит?», и тот отвечал ему: «Слава Богу, имя чудотворца открылось». «А как его имя?» Юноша отвечал: «Имя чудотворцу – Василий».

Когда люди были вынуждены бросить Мангазею и перебраться в Туруханск, то мощи мученика были перевезены в обитель во имя Живоначальной Троицы, построенной близ Туруханска. И тут не обошлось без чудес.

Настоятель и основатель церкви отец Тихон однажды ночью, стоя на молитве, послышал голос с неба, повелевающий ему идти в покинутую Мангазею и перенести оттуда к себе в монастырь земные останки невинно убиенного Василия. Тихон, всегда покорный велениям Господа, немедленно собрался в путь и прошёл простым странником-богомольцем всю длинную, совершенно заглохшую дорогу в Мангазею. Сохранилась красивая легенда:

«Прибыв туда, он увидал посреди снежных сугробов цветущую поляну, на которой лежал юноша, как, будто только что сладко заснувший. Склонив подле него колени и помолившись, старец взял на руки тело Василия и тотчас же отправился в обратный путь, который, несмотря на жестокую зиму и глубокие снега, зеленел и благоухал цветами и травами. Так прошёл он без пищи и отдыха, не чувствуя ни голода, ни усталости, более 1000 вёрст за несколько дней».

На самом деле некоторые историки утверждают, при переезде часть останков Василия были самым непотребным образом утеряны. Сейчас очень трудно установить, где правда, а где вымысел. Но как бы там ни было, долгое время церковь официально не причисляла Василия к лику святых. Хотя простой люд по-настоящему верил, что он — Божий угодник.

В начале XVIII в. власти всё-таки пошли навстречу верующим. Это произошло после прибытия в Сибирь митрополита Филофея Лещинского. Он активно занимался крещением инородцев, много путешествовал, и слышал историю о новом сибирском мученике. Митрополит сам вспоминал, что во время своих странствий в дебрях Сибири  неоднократно испытывал на себе чудную помощь Василия Мангазейского. Когда Лещинский вернулся в Тобольск, то сразу же послал в Туруханскую обитель резную, золочёную раку, в которой были переложены нетленные останки блаженного Василия.

Странности и чудеса на этом не закончились. Исследователи и путешественники, бывавшие в этом заброшенном, но не забытом городке на берегу реки Таз, даже в XVIII веке видели сохранившуюся часовню. По их словам, за ней кто-то ухаживал, а внутри и под крышей можно было найти серебряные монеты. Как выяснилось, инородцы тоже стали поклоняться этому удивительному человеку. Только, конечно, на свой лад.

Вот так, в девятнадцать лет Василий шагнул в бессмертие, став сибирской легендой и почитаемым страстотерпцем и память о нём долгое время сохранялась по всей Северной Сибири. А в народе его стали именовать — Василий Мангазейский.

Если отбросить все романтические напластования, то невольно задаёшься вопросом, что же было в действительности?

Дело в том, что когда я погрузился в изучение этой криминальной истории, то сразу же стали заметны некоторые нестыковки. Мне, человеку выросшему на севере, было непонятно, откуда болото в апреле месяце? Здесь ещё вовсю лежит снег, к тому же в конце XVI века началось похолодание, так называемый Малый Ледниковый период. К тому же Мангазея была выстроена на высоком берегу реки Таз. Значит, о болоте, куда якобы было выброшено тело безвинно убиенного, говорить не стоит. Может речь шла о снежном сугробе? Как знать.

Кроме этого вызывают недоумения даты и последующие события. В энциклопедии сказано, убийство произошло в 1600 г., но Мангазея была основана не ранее 1601 г., а прибыл туда Василий на следующий год. Вспомним, везде указывается, что трагедия произошла во время Пасхи. Дело в том, что иногда летописцы, описывая какое-либо историческое событие, вместо указания даты ограничивались ссылкой на церковный праздник, случайно совпавший с этим событием. Очевидцам это было понятно, не требовало расшифровок, но у современных исследователей вызывает вопросы. Например, можно допустить, что историки не учитывали перевод из старого летоисчисления в новое, а их было несколько в истории России. К тому же могла закрасться банальная ошибка переписчика, ведь очень много летописей и даже документов дошли до нас в копиях, а описок в них предостаточно. Впрочем, мог ошибиться и бытописец, как утверждают некоторые свидетельства, пьянство в острожке процветало. Учтём ещё, что наступала весна, день стремительно становился всё длиннее, и для непривычных к этому русских, день мог вполне перепутаться с ночью, в итоге легко сбиться с календаря. Но тогда за церковными праздниками следили неукоснительно, значит, многие догадки можно смело отмести.

Взяв за факт, что все случилось во время праздника, я провёл несложные вычисления, и убедился, Василия убили 23 марта 1602 г. по старому стилю.

Также надо учесть, что сама легенда об этом событии возникла лишь в 1649 г., после того как «близ церкви, на погорелом месте … вышел гроб из земли». Но тогда возникает закономерный вопрос, почему несколько лет не предпринималось никаких действий. Ведь только в 1652 г. мангазейский воевода Игнатий Корсаков распорядился «около гробницы окопати землю», чтобы «не приближаться к ней звери и скоти». С того времени, говориться в официальном документе, «учали называть, что де в том гробу мощи мангазейского чудотворца». Можно предположить, все ждали конца расследования, и потом уже решать, что делать.
Кстати, надо отметить, официальную версию смерти давно подвергли сомнению. Исследователь С.В. Бахрушин пишет, что ещё в конце XVII века предпринимались попытки пополнить недостающие сведения, и точно установить дату смерти святого:

«Уже «Книга, глаголемая описание о Российских святых», напечатанная М. В. Толстым в «Чтениях в Обществе истории и древностей Российских» 1887 г. по рукописи конца XVII в. сообщает новые подробности. Мы читаем в ней: «Града Мангазеи и Енисея святый великомученик Василий отрок, иже в Мангазее граде новый чудотворец, пострадавший в лето 7100 месяца марта в 22 день, перенесены быша мощи его по явлении в Енисей град…». Здесь новостью являются даты. Их легко, однако, расшифровать: 7100 стоит, очевидно, по ошибке вместо 7008, 7009 или 7010 г., т.е. одного из первых годов существования Мангазеи, к которым … и позднейшая литература … упорно приурочивает смерть Василия. Что касается 22 марта, то в ночь на этот день, по официальным данным, прибыл в Мангазейский город поп Тихон для досмотра мощей, и уже Н. Н. Оглоблин не мог не отметить совпадения этих дат, которое, конечно, не случайно. Впрочем, в других рукописных прологах год смерти определялся иначе, например 25 марта 1622 (130) г., что может быть опиской  108, 109 или 110 г.».

Так был ли этот трагический случай в истории Мангазеи? Бахрушин на этот вопрос не отвечает. Можно предположить, что он сам был верующим человеком, тогда понятно, что сама постановка вопроса для него была бы несколько кощунственной, в XIX веке воинствующий атеизм ещё не пустил корни так глубоко в душу человека. Сейчас уже можно сделать вывод, легенда о Василии Мангазейском не более чем вымысел людей, которым хотелось верить в чудеса, тем более в XVII – XVIII вв. на юге Сибири появилось ещё несколько похожих легенд о мучениках, с которыми происходили различные сверхъестественные вещи.
Икона Мангазейского 1
Все размышления по этому поводу могут иметь смысл, только в том случае, если сам факт трагедии имел место, а не является более поздними выдумками жителей Мангазеи, и исследователей, которые спустя много лет и даже веков пытались докопаться до истины.

Лично я, прочитав научные исследования и литературу, проконсультировавшись со специалистами, так до сих пор и не решил для себя эту загадку, не разобрался до конца, где здесь быль, а где мифы и легенды. Но уверен лишь в одном – дыма без огня не бывает. И могу добавить:

В Мангазее в самом начале XVII века произошло нечто, не укладывающееся в рациональные рамки существующего и привычного порядка вещей.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике История Православия на Ямале, Статьи по истории, Ямальская мистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Быль и легенды о Василии Мангазейском»

  1. Уведомление: Шесть мифов, которые потрясли историю Ямала (неизвестная история) | Ночной Директор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *