Бог инородцев — Николай Чудотворец

Духовная жизнь номадов (так до революции называли кочевников), живущих на полуострове Ямал, до сих пор полна загадок. И это несмотря на целые поколения этнографов, изучающих их взаимоотношения с окружающим миром.

Многие бы хотели узнать что-нибудь из их религии что-нибудь такое эдакое, тем более что шаманизм и язычество сейчас стали модной темой. Но лезть со своим уставом в чужой монастырь опасно, можно и по роже получить. Однако ямальские аборигены народ спокойный, в подобных случаях любопытным элементарно дают отворот поворот. Нет, никто не будет приезжих ругать и посылать куда подальше, просто-напросто с ними никто не будет разговаривать, отделываясь ничего не значащими фразами.

А на самом деле, этот ларчик открывается легко, надо прожить с ними не один день, съесть немало сырого мяса и рыбы, выпить горячего чая, разговаривать честно и по душам, и тогда кто-нибудь из них согласится приоткрыть завесу их духовной жизни.

Но совсем необязательно ехать в тундру и там лезть с назойливыми расспросами к оленеводам, когда можно взять в библиотеке книги путешественников и исследователей, благо многие из них оставили после себя вполне солидные научные труды, которым можно доверять.

Это было небольшое вступление, прежде чем начать рассказ о событиях которые в XIX веке потрясли многих людей до глубины души, вызвав немало разговоров и слухов.

Сразу оговоримся, пантеон богов у ненцев и ханты весьма большой, и чтобы его изучить потребуется много времени. И это несмотря на то, что большинство из них крестились. Впрочем, до революции православие принимали лишь те, кто хоть какое-то время прожил рядом с русскими поселенцами. А потом уж пришло время совсем другой религии, и только в конце XX века всё стало возвращаться на круги своя.

Вообще, отношения с язычеством и православием у ненцев и ханты сложились весьма интересные и своеобразные. И всё же по большому счету кочевники до сих пор являются язычниками, несмотря на то, что в каждом чуме есть иконы, так что усилия миссионеров всё же не пропали втуне. Вот только привели к совершенно непредсказуемым последствиям.

Здесь надо бы особо отметить, что эти дети тундры практически не умеют врать и придумывать, они всегда рассказывают только то, что видели собственными глазами. Но в XIX веке произошло нечто, трудно объяснимое с научной точки зрения. Кочевники стали свидетелями и невольными участниками событий, к огромному сожалению навсегда оставшимися скрытыми от глаз русских.

Неожиданно оленеводы стали всё чаще упоминать о появлении в их жизни нового персонажа. Причем, он был неразрывно связан с православной религией. Добавлю, он появился не только в ямальских тундрах, упоминания об его непосредственном и чудодейственном участии в делах человеческих начали поступать даже с русского Дальнего Востока.

Сохранились документальные свидетельства, записанные со слов кочевников видевших странные, никогда невиданные ими дотоле явления. Царские чиновники и православное духовенство проверяло и перепроверяло их, но в итоге официально были вынуждены признать, что христианские чудеса начали появляться в среде язычников.

Об одном таком случае было напечатано в миссионерском журнале «Православный Благовестник», от 1916 года, №12. Привожу краткое содержание событий.

 На южном берегу острова Вайгач стояло два самоедских чума, где жили семьи Пырерко и Тайборея. Для своих костров они собирали плавник, выбрасываемый на берег морскими волнами.

10 июня 1916 года за топливом отправились два сына Тайбери: тринадцатилетний Филипп, и Прокопий, которому исполнилось всего пять лет. Братья поехали на собачьей упряжке по льду, который сплошной массой лежал вдоль берега. По льду было ехать удобнее, так как берег был изрезан многочисленными ручейками, которые приходилось объезжать. Но зато лёд таил в себе трещины и промоины, провалившись в которые, самостоятельно вылезти обратно было весьма затруднительно. Вот на такую ледяную ловушку и наткнулись братья. Ширина этой трещины была почти в аршин, (то есть — более полуметра), а глубина более сажени (то есть — более двух метров). В глубине её темнела холодная морская вода. Не надеясь, что маленький Прокопий перешагнёт эту пропасть, Филипп решил перенести его на себе. Вот тут-то и случилось несчастье.

Легко и свободно перескакивая налегке через подобные щели без ноши, Филипп не смог её преодолеть с братом. Он выпустил Прокопия из рук и тот упал вниз. Спасла его от неминуемой гибели только широкая малица, она надулась как пузырь, поэтому он остался на поверхности воды.

Но утешительного было мало. Выбраться обратно нечего было и думать. Напрасно Филипп опускал харей, (тонкий длинный шест для погона собак и оленей), малица Прокопия уже впитала в себя морскую воду и он стал медленно погружаться в пучину.

Помощь пришла оттуда, откуда её никто даже не мог ожидать.

Неведомо откуда рядом с коварной расселиной появился человек. Это был седой старец. И хотя он был бос, но в ризе и с православным крестом на груди.

Склонившись над водою, он захватил своими пальцами капюшон малицы и поднял вверх уже бесчувственного мальчика. Нежданный спаситель положил его рядом с Филиппом и исчез также внезапно, как и появился.

Пораженный этим чудесным спасением, мальчик хотел спросить старца, что же ему теперь делать с бесчувственным братиком, но того уже нигде не было. Тогда он положил Прокопия на нарты и стрелою помчался домой. На стойбище он подробно рассказал о произошедшем чуде. Родители сначала занялись младшим сыном, приводя его в чувство. А потом Филиппа жестоко и нещадно избили. Видимо за то, что не усмотрел за братом и за враньё.

Согласитесь, поверить в такое трудно.

Потом отец братьев, Иван Федорович, всё же решил проверить слова сына, видимо тот слишком реалистично всё описал, а может уже рассказы о неких странных событиях доходили и до него. Во всяком случае, он немедленно поехал к месту чудесного спасения и внимательнейшим образом осмотрел все следы, которые остались на снегу. Здесь он убедился в истинности слов своего старшего сына.

Эту уверенность Тайборея в нежданном чуде вполне полностью разделили местные чиновники, работавшие на радиотелеграфной станции, расположенной на Вайгаче.

Вскоре молва о чудесном спасении Прокопия Тайборея разнеслась по всему Вайгачу. Правда, язычествующие ненцы хотели было объяснить все это по-своему. В таинственном старике они попытались признать одного из своих языческих богов. Но когда им подробно рассказали, что неведомый старец был одет в православную ризу, а на груди у него висел святой крест, то «молчаливо поникли головами и согласились с неизбежным».

Прочитав эту статью я, выросший во времена воинствующего атеизма, с невольным подозрением отнесся к этому материалу. Ну мало ли что придумают церковники для пропаганды своей веры. Неожиданно цепь событий подбросила мне в руки книгу Константина Носилова «Таинственное из жизни самоедов. На Новой Земле: Очерки и наброски».

Константин Дмитриевич на рубеже XIX – XX веков изучал горы Северного и Полярного Урала, Ямал и архипелаг Новая Земля. Он был страстным охотником, фотографом, талантливым журналистом и литератором. За время своих путешествий в совершенстве изучил ненецкий язык. В 1887 году он основал колонию на Новой Земле и прожил там три года. За это время он настолько сблизился с местными жителями, что они без боязни рассказывали ему о своих встречах с Николаем Чудотворцем. Трудно сказать, как относился к подобным повествованиям сам Николай Дмитриевич, но, несколько событий заставили его по-новому взглянуть на происходящее, и поверить, что эти необъяснимые случаи проявления божественных чудес, достоверный факт. Во всяком случае, все аборигены верили, что встреча с этим святителем дело вполне возможное, но… труднообъяснимое.

Длинными зимними вечерами охотники рассказали ему немало подобных историй. Бесхитростный же рассказ старика Уучея был из ряда вон выходящим и накрепко запомнился Носилову.

В тот год Уучей впервые зимовал на Новой Земле, и потому даже не догадывался, что здесь уже основана колония. К тому же старик ещё плохо знал особенности местной природы, а зима в тот год выдалась особенно суровой, все заливы забило льдом. Ни оленей, ни морского зверя добыть было невозможно. На стойбище наступил голод, дошло до того, что даже пришлось варить шкуру нерпы. Чтобы выжить, мужчины пошли искать залив свободный от морского льда в надежде, что там попадется хоть какая-нибудь добыча.

Старик вспоминал:

«Идем мы день, другой, воды все не видать. Товарищи уже роптать стали, куда ты нас, старик, ведешь? Пропадать что ли? Погода совсем испортилась. Вдруг видим, старик какой-то на льду стоит, весь в белом, и машет нам рукой на север, вдоль берега. Мы к нему идём, а он от нас. А далеко от него было, где-то верста будет, а может больше. Потом мы видим, он вышел на берег и пошел в ту сторону, куда рукой махал. Мы дошли до того мыска, куда он вышел со льда, смотрим, его не видно. Мы подумали, что, наверное, недалеко чум стоит. Стали его следы искать, но ничего не увидели. Мы даже подумали, уж живы ли мы, или нам все это показалось. Но пошли на север, куда он рукой нам показал. Три дня шли вдоль берега. Вдруг видим, дымок из трубы подымается. Мы даже глазам своим не верим. Вот так мы в колонию вашу попали. Так и спаслись в ту пору».

После этого Носилов спросил старика-самоеда:

«- Кого же вы видели на льду?

Тот спокойно  ответил:

— Кого же, как не Николу Святителя. Он и на море показывается. Самоеды часто его в тундре видят. Ты разве об этом не слышал?».

Носилов приводил ещё несколько дивных встреч с Николаем Чудотворцем, от которых зависела жизнь тундровиков. В 1893 году ненец по фамилии Яптик, рассказал о своем чудесном спасении.

Как-то поздней осенью, в непогоду, оленевод ехал по берегу Карского моря. Ветер был настолько сильным, что его не раз сбрасывало с нарт, олени выбились из сил. Он заблудился, и неожиданно оказался на льду. Плутая в метели, несколько раз чуть не оказался в морских волнах, подлые полыньи поджидали человека среди замерзших торосов. Яптик догадался, что льдину оторвало от берега и относит прочь от спасительного берега. Безумный ветер, трещащий лед, холодные и безжалостные волны, окружившие его хрупкую ледяную спасательную твердыню, заставили многоопытного оленевода совсем пасть духом. Он стал плакать. И молиться.

И когда надежды, казалось, не осталось никакой, Яптик увидел перед собой высокого седого старика в белой, как снег, одежде. Он сразу догадался, кто явился перед ним, в его смертельный час. Человек пал на колени перед загадочным старцем.

Позже счастливо спасшийся рассказчик поведал:

«- Мне так страшно тогда сделалось, что я не смел поднять на него глаз. Помню, что как во сне он повел меня. А я шел за ним с оленями, боясь потерять его из виду. Он вывел меня на берег и неожиданно скрылся. Я поклонился ему вслед до самой земли, за свое спасение. И когда целовал снег, то неожиданно увидал свежий снег от нарт, и по ним выбрался в чум одного самоеда. Как вот сейчас его вижу: высокий, седой, борода длинная, весь в чем-то белом, как снег. Я тут же поехал в Обдорск, поставил ему рублевую свечу и трех оленей привязал к его церкви».

На иконе он сразу узнал лик святителя Николая. От одного взгляда на образ у него даже руки задрожали, да так, что едва поставил свечу. С тех пор у него есть икона святителя Николая Чудотворца, которую ему тогда дал местный священник.

Константин Дмитриевич вспоминал, что этот бесхитростный рассказ старого ненца произвел на него такое впечатление, что он даже мысли не мог допустить, что его обманывает человек, у которого при одном воспоминании на глазах навёртывались слёзы. К тому же не только он один видел подобное в своей родной суровой тундре. Ведь похожие случаи происходили и в Архангельской тундре, и на берегах Оби. И что ещё удивляло исследователя, эти истории повторялись чуть ли не каждый год.

Кстати, о том, что кочевники сразу узнавали лик Николая на иконах, говорили многие миссионеры, наблюдая как инородцы приходили в церковь. Лично для меня, многие иконы на одно лицо, уж простите за такую бестактность, а ведь я не раз ходил в церковь и даже крещён. И это косвенно подтверждает их утверждение, что они кого-то видели, сильно похожего на этого святого. Иначе трудно объяснить тот факт, что ни разу не бывав в церкви, имея лишь самое смутное представление о православии, бесхитростные кочевники узнавали своего спасителя на иконах.

Правда, русских коробило, как они поклонялись святому. К иконе они обращались так же как и к своим идолам, мазали губы лика оленьей кровью, кидали монеты и шкуры. Даже бывали случаи, что возле церкви приносили в жертву оленя. Миссионеры как могли боролись с таким почитанием, но тогда язычники просто переносили обряд в более уединённое место, стараясь не раздражать православный люд.

Впрочем, судя по всему были и другие причины. Например, лично мне было бы обидно, как так, христианский святой, и вдруг помогает каким-то инородцам. Ведь русским-то он не являлся.

Если прочитать внимательно другие свидетельства, то неожиданно задаёшься вопросом, нет, не поиск объяснений этим загадочным случаям, а почему именно Николай Чудотворец стал хранителем северных аборигенов. Этот же вопрос не на шутку интересовал и миссионеров столкнувшихся с подобным проявлением любви инородцев к этому святому.

Настоятель православной миссии в Обдорске игумен Иринарх (И.С. Шемановский), этому вопросу посвятил немало часов размышлений.

Ведь кочевники далеко не такие наивные, как это может показаться на первый взгляд. Что-то ведь их привлекло в Николае Чудотворце. Причём так сильно, что он стал у них едва ли не самым главным в пантеоне их божеств.

«И ведь их никто за язык не тянул, – как метко высказался один современный историк. – Они сами приезжали в Обдорск и рассказывали о своих встречах и об его чудодейственной помощи».

Но как бы там ни было, местные народы стали видеть в святителе «русского бога». Они даже нарекли его по-своему, ханты стали его называть Торым Никола, ненцы – Нум Никола, а вогулы – Нум Торым Никола. И все это были синонимы слов – Бог русский, то есть Бог Николай.

 P.S. Уже заканчивая эту статью, я невольно вспомнил одну жутковатую историю, которая, в конце XX века, буквально потрясла всех обителей тундры.

Так сложилось, что у меня есть знакомые среди кочевого народа, моя мама часто ездит к ним в тундру, у неё там много друзей, так что последние события из жизни оленеводов мы знаем.

Несколько лет назад знакомые ненцы рассказали, что у одного оленевода дела пошли как-то наперекосяк, чёрная полоса неудач слишком затянулась. Хозяин стойбища просил о помощи и своих богов, и Николу Чудотворца, но помощи почему-то так и не дождался. Здесь надо бы отметить, что зачастую со своими идолами тундровики общаются довольно бестактно, если он не помог, то могут и наказать. Похоже, разгневанный мужчина совсем потерял голову, решив поступить точно так же с иконой. Впрочем, ненцы никогда не рубили своих идолов. Но не в этом случае. Оленевод схватил топор и разрубил образ на несколько кусков. Успокоившись, он спохватился и кое-как собрал икону, но… Прошёл всего год и в драке его самого зарубили топором. Внимательные ненцы с ужасом увидели, что рубленные раны на теле в точности соответствовали порубам на иконе с ликом Николы Чудотворца.

Что это, случайность, совпадение, или чья-то фантазия, сказать невозможно, но уж слишком много всего странного связано с именем Николая Чудотворца в ямальских тундрах. Лично у меня не поднимается рука, чтобы беззаботно отмахнутся и сделать вид, что этого не может быть, потому что не может быть никогда, хотя любопытство не дает забыть об этих чудесных проявлениях.

Впрочем, в порядке научного бреда, я могу предположить, что Николаю Чудотворцу очень понравились северные народы, и, видя, что местные боги и духи плохо справляются с поставленными задачами, он решил сам помогать людям в трудную годину.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Об авторе Всеволод Липатов

6 октября 1967 г. - ??? Учился, школа, техникум, Уральский государственный университет (историк-архивист). Живу в Салехарде (ЯНАО). Электрик, журналист, работал на ТВ, РВ, газеты и журналы, в музее :) в 2007 г. на фестивале "Тюменская пресса - 2007" в номинации "Лучший радиопроект года", моя радиопостановка "Ночной Директор" заняла I-е место (сам был немало удивлён). Но материала из-за формата радио "за кадром" оставалось очень много, поэтому на её основе, 2012 г. опубликовал книгу "Ночной Директор" I том. Эта книга и радиоспектакль рассказывают об истории Салехарда (когда-то село Обдорск), Ямала и окрестностей, в том числе России и земного шарика. Оказывается планета очень маленькая! Всё очень переплелось. Повествование ведётся от лица музейного сторожа (Ночного Директора). Сейчас работаю над вторым томом. Вот поэтому такое странное название у сайта.
Запись опубликована в рубрике Статьи по истории, Ямальская мистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Бог инородцев — Николай Чудотворец»

  1. Евгений говорит:

    поразительные факты, спасибо.
    давно знаю, что Николай Чудотворец — покровитель Сибири, но никогда не задумывался почему.
    С другой строны, он же ущу и покровителем путешественников был, и мореходов, да и казакие Ермака с собой его иконы несли, так что это был один из первых русских святых (а может и самый первый) в Сибири. с Урала — по рекам, с севера — поморами по морю.
    в общем, есть над чем подумать.

    • Всеволод Липатов говорит:

      Согласен. Очень много вопросов и предположений. Но персонаж Николая Чудотворца на самом деле очень значительный для всей истории Сибири. И во многом до сегодняшнего дня малоизвестный широкой публике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *